Надежная крыша
zxenon
Если мелкий серый дождик, если мерзкая погода, то несладко даже в городе. Что уж говорить о лесе, уныло поникшем под моросью. Лес это вообще место пониженной комфортности для горожанина. Летом в нем бывает жарко, душно. Нагретый нехарактерной для прошедшего лета жарой, воздух застаивается в толчее деревьев, густо пропитывается смоляными и травяными ароматами. Это приятно, конечно, когда есть, чего попить - а попить в наших лесах есть не везде и не всегда, здесь вам не тундра. Впрочем, этим летом и полярная тундра высохла до изумления.
Зимой лес хорош для тех, кто подготовлен с ним уживаться – у кого палатка с печкой, пила, сноровка и не только. Знания, умения, навыки: в терминах Болонской образовательной системы "компетенции".  Да и в палатке в минус тридцать-сорок градусов, как сейчас говорят дети, не айс. Вернее, как раз айс (ice – лед, англ.), и шуточка "зима близко" выглядит совсем не шуточкой. Зима близко!  В Винтерфелле и в России она близко всегда, а за тонкой, трепещущей под ветром тканью особенно. Очередной дежурный, стараясь не брякать дверцей, заталкивает в огонь пару чурочек, бесшумно прикрывает печку и, озаренный мятущимися нервными сполохами через придверную щелку, напряженно прислушивается – что, дует? Не сложит ли на палатку раскаленную трубу? Не порвет ли порывом, просочившемся с ближней поляны, стенку? Не рухнет ли внезапно на палатку какое-то дерево? В любом случае – скорее всего, каюк, сразу или погодя.
[Spoiler (click to open)]Весна вообще самое плохое время, чтобы оказаться в лесу. Снег, если он есть, расплывается под ногами и моментально мочит по пояс, во вскрывшемся ручье ревет высокая вода, и ни так его, ни этак не перескочить по-сухому. Небо, конечно, синее временами, и солнце яркое, но от этого не легче. Апрель – сосредоточие весны! Меняет снег трава, опять цветные снятся сны, и кругом голова… особенно у тех, кто на Северном Урале сунулся в лес, на снегоходе ли, на лыжах ли, без…
А с осени мы начали. В этот мелкий, серый, мерзкий дождик пока палатку поставишь – а она уже и мокрая; пока костер разведешь – а разведешь ли? Нам, березниковцам, еще повезло: севернее осень начинается в августе. Не раз попадали мы в походах в продолжительные дожди - в смысле, длившиеся днями и неделями. Утречком стаскиваешь с себя относительно сухую спальную одежду, почти голышом выскакиваешь под дождик и натягиваешь ходовую, насквозь мокрую. Ее смысла нет сушить – все равно за несколько часов промокнешь, разве что "свежая" куртка с хорошей, еще не убитой рюкзаком мембраной сколько-то помогает. Вечером обратный процесс… Шли однажды в августе по тундре; дождь, наверное, день десятый подряд. Вокруг стоят через метр-полтора отборные, совершенно не червивые (в плюс три-то) красноголовики, да не до них… Зубы стучат… На Полярном Урале деться совершенно некуда, ни леса, ни укрытий никаких. Но набрели на остатки старого, заброшенного рудника. Все вывезено и сожжено, осталась только половина железного жилого вагончика. Дырявая, перекошенная, загаженная – все равно! У нее есть крыша, правда, ура! Развели прямо внутри костер из всяких местных обломков, жмурились от нестерпимо едкого дыма, грелись, радовались…
Если даже такое неуютное укрытие столь воодушевляет и укрепляет дух, то что уж говорить о лесных избах. В наше несуразное время они, будто пришедшие из других времен и состояний жизни, совершенно не вписываются. В них нет дверных звонков и нет замочных скважин; в них, бывает, плесень по углам - по всем по четырем. Они – ожидаемо или внезапно – возникают перед промокшим, или промороженным, или задолбанным буреломом путешественником, являя собой неизъяснимое благо и радость. В них никто не требует денег за постой и не спрашивает паспорт на входе. Местные жители, которые избы строят и поддерживают, вполне нормально реагируют на туристов, расположившихся под крышей. Это же нормальные местные жители, живущие реальной жизнью, а не телевизором. В них никто не загоняет насильно – разве что на Таганае, где просто на полянах стоять нельзя, обязательно надо дотащиться до приюта и заплатить там за постой, дрова и вообще разрешение тут находиться. В них можно найти какие-то продукты, спички и другие полезные вещи, а можно и оставить, чтобы их нашел кто-то другой, кто нуждается. Главное найти немного времени, чтобы скидать с крыши метровый слой снега – не обвалил бы избу, как степлеет, своей многотонной массой.
Может, я и нагнал немного излишней жути, излагая трудности существования в лесу в любое время года. Собственно, в развитии компетенций, позволяющих всегда и при любых условиях с удовольствием находиться и сравнительно комфортно себя чувствовать на природе, и состоит увлечение спортивным туризмом. Те, кто занимаются им долго, не «преодолевают трудности», не «выживают», а просто живут здесь, время от времени возвращаясь в город на заработки и за другой жизнью. Но это не значит, что они пренебрегают возможностью переночевать под крышей, нет. Вообще лес не город, и пренебрегать возможностями в нем не надо, а порой и опасно.
Самая старая из известных мне изб стоит на плато Казанского камня на границе Пермского края и Свердловской области. Как следует из "бортового журнала", тетради, куда записывают свои восхищенные возгласы посетители, стоит она аж с 1980-х годов. Этой избе повезло: она расположена довольно высоко, ее постоянно продувают и сушат ветра. Ее повело уже в сторону, но добрые люди не поленились подтащить бревна и подпереть стену – авось, простоит еще сколько-то лет. Времена не советские, за просто так колхоз больше избу не построит, да и где тот колхоз теперь.
Про самую уютную избу, которая на реке Вёлс, я уже писал в одной из предыдущих статей – большая, свежая, с прекрасным видом на реку, и дров вокруг много. Изба построена толково, с продухами в верхнем венце, с большими нарами. Мы в ней помещались вдвенадцатером, что ли – правда, отдельным личностям пришлось спать под нарами, а не на них.
А самая приветливая это, без сомнения, изба Аликина на реке Кутим.
Она не связана с цивилизацией удобными дорогами. Ниже по реке расположена шикарная фактория, вроде бы принадлежащая бывшему мэру Североуральска. До нее летом кое-как проходит «УРАЛ» и можно подняться на лодке, а зимой за час веселой езды можно долететь на снегоходе от Золотанки. Аликинскую же избу берегут буреломные леса и речные наледи. Что зимой, что летом достичь нее довольно сложно.
В первый раз я попал сюда в 2001м году, когда напросился участником в детскую группу под руководством Сергея Николаевича Кокшарова. Забавный был поход, до сих пор со многими участниками у меня сохранились связи и хорошие отношения. Шли мы целый день от урочища Выдерга то по просекам, то просто по лесу, к Кутиму. Изрядно вымотались. И очень обрадовались избе, когда она, долгожданная, все же в появилась перед нами. Хотя наша численность не позволяла в ней разместиться, даже летом изба – благо. Там можно подсушиться, там можно организовать VIP-места при необходимости, в дождь там удобно позавтракать и так далее. Правда, один знакомый турист неизменно утверждает, что изба – это зло, потому что тесно там, темно, движуха суетливая, и что-нибудь, да потеряешь непременно. Он, конечно, прав, как и я.
Хозяин избы, легендарный военный летчик, каторжанин, князь Кутимский Сергей Петрович Аликин, скончался в 1999 году. Сергей вот успел его при жизни застать, а я нет. Рассказывают, что, живя в глуши, сохранил князь иронично-доброжелательное отношение к людям, любил, когда к нему заходили в гости и заполночь засиживались с разговорами туристы. Может, и его дух, безусловно, обитающий здесь, столь же радушен? Как-то раз березниковская группа в разгар пожаров 2010го года проходила и стояла тут. Стояли хорошо и душевно, а как собрались уходить – один из участников, сам не понял как, прорубил себе ногу топором. Пришлось еще несколько дней постоять, пока ходить смог…
Та изба, в которой жил князь, сгорела. Современную ее версию выстроили на той же поляне друзья покойного. Выстроили толково, даже не забыли про люк в потолке над столом, через который избу можно покинуть, если подопрут да подпалят. Мало ли что.
С тех пор я был там много раз. Уже не надо по приметам отыскивать именно этот возвышенный бережок, на котором под елками прячется избушка: эту задачу упростил GPS. Уже не обязательно несколько дней идти до нее ногами на лыжах. Хороший снегоход все же в состоянии справиться с наледями и другими приключениями по пути и добраться сюда за день от фактории, где нынче живет новый князь, Василий Николаевич, со княгинею Ольгою одесную. А все равно радостно и тепло на душе, когда вновь откапываешь и открываешь эту дверь. Ведь много ли человеку надо? Жить, дышать, радоваться маленьким позитивным изменениям в жизни.
Например, надежной крыше.


Новая городская газета  01/12/2016
https://fotki.yandex.ru/users/bkristall/album/291821/

Воды подземных рек
zxenon
Осенью североуральская природа очень опасается каверзов зимы. Известно же, что зима у нас всегда наступает внезапно. Поэтому природа умирает заблаговременно. Еще сентябрь, а лес уже заголяется и мрачнеет, прячет жизнь под опавшей листвой, быстро буреющей под непрерывными дождями. Разве что грибы – против, они пробиваются к свету быстро и сильно, но это ненадолго. Скоро и они спрячутся, растворятся в предзимней смерти.
А еще осенью прячется целая река. Чуть выше поселка Красный Берег находится малоизвестное, но очень примечательное место – Нырок. Довольно широкая, спокойная и черная, если смотреть со скалы сверху, река Молмыс упирается в скалу и почти пропадает. Дальше течет маленький остаточек, местами его можно перейти, не набрав обычных резиновых сапог. Основная часть воды скрывается под скалой и продолжает свой путь под землей, а неподалеку от автодорожного моста снова появляется на поверхности – это, соответственно, Вынырок. Широкая, шумная, быстрая лента Вынырка в десятки раз мощнее здесь, чем основная река. Место слияния хорошо видно с моста через Молмыс.
[Spoiler (click to open)]Весной, во время майских сплавов, пропадание реки не так заметно. Молмыс довольно скучная речка в том смысле, что препятствий на нем нет, а береговые завлекательные места малоизвестны. Поэтому сплав по нему заключается в банальном удержании судна подальше от берегов, чтобы не оставить часть экипажа на «расческе», ветвях подмытых паводком деревьев и кустов. Если команда все же зазевалась, и расческа – вот она, перед носом, единственным спасением от нее является слияние с судном. То есть надо упасть на катамаран, распластаться и ждать, пока ветви не прошурат по куртке. Практика показывает, что если неопытный участник начинает активно отбиваться от ветвей, дело вполне может окончиться тем, что он на них и останется. Выглядит это забавно, но хлопот добавляет – выловить, переодеть, высушить… Перед Нырком река расширяется, «расчески» отступают, а спереди надвигается высокая скала, украшенная горелым буреломом. Залезать на нее довольно утомительно, но прекрасный вид сверху того стоит.
Поздней осенью тот же вид навевает совсем другие мысли. Внизу, под скалой, угадывается колоссальная воронка. Вода в ней вращается очень медленно, листья и прочий мусор четко обозначают концентрические круги. Спешить воде некуда – весенний приток бурных, мутных и пенных сил на исходе, летняя жизнь закончилась, впереди временная зимняя смерть. Лес вокруг к ней тоже готов, и тоже не спешит, терпеливо ожидая, когда вдруг дождь станет твердым и задержится на поверхности земли до весны. Так и Молмыс не спешит, беззвучно и размеренно проваливается под землю. Отдельные ответвления шумно обрушиваются в пещерные колодцы у окончания скалы, но это так, мелочь. Основная часть реки не афиширует переход в провальное существование.
Вообще-то почти все пещеры – творение воды. Они прорыты подземными потоками, искавшими и нашедшими породу помягче, чтобы растворить ее и унести с собой. Порода осела где-то в Камском водохранилище и пляжах под Астраханью, а в те редкие пещеры, откуда вода соизволила уйти, теперь ходим мы, чтобы насладиться зрелищем повторного водяного дизайна. Просачиваясь сквозь незаметные щели, вода приносит с собой крохи породы. Капли высыхают на концах сталактитов, срываются и взращивают на полу сталагмиты. Каждая капля оставляет неизмеримо малый слой кальцита, но капель много, и они никуда не спешат. Вот так один, великий и могучий, непоколебимый и неоспоримый поток скалу разрушил, а миллиарды капель ее восстанавливают, наращивают неповторимыми узорами – потихоньку, конечно. Так уж устроено в природе. Да и в обществе, по сути, так же.
А есть пещеры, из которых вода ушла не совсем.
Бывает, она стоит там огромными, кристально чистыми, бездонными озерами, как в Ординской пещере. Озера безжизненные и блаженно бездеятельные. Баламутить их некому, кроме редких дайверов, да и тех, глядишь, скоро законодательно зарегулируют в пользу общественной безопасности, стабильности и спокойствия. Вот детский туризм зарегулировали в порядке защиты детей от всего на свете – и нет его, и не текут ручейки школьников в лес к костру, как когда-то. Превратились в озеро, что ж.
А бывает, очень редко, правда, что можно непосредственно наблюдать создание пещеры. Например, рядом с поселком Мутиха, не столь далеко от Нырка, человеку дозволен вход только в маленький закуток скального грота, внутри которого непрерывно ревет подземная река. Закуток небезопасный, как жизнь, там можно поскользнуться, упасть, разбить неосторожно голову об острые потолочные камни, зализать которые вода не добралась, но в нем происходит рождение. Мутная вода невообразимо долгое время грызет скалу и когда-нибудь победит. И уйдет, и снова начнет восстанавливать, каплями просачиваясь с потолка. Так уж устроена природа – жизнь, она только там, где опасно. В природе выживают только те виды, которые дозировано отпускают опасность детёнышам с рождения, довольно быстро поднимая этот уровень до реального. Один-единственный рык медведицы, матерно-воспитательного характера, спровождаемый сочным шлепком, развивает знания, умения и навыки не хуже, полагаю, чем месячный тренинг по основам выживания в кондиционированном актовом зале. Зато, разумеется, в озере зала – совершенно безопасно, все свершается по оптимальной программе, в соответствии и с учетом. И без всяких тайн, уж очень опасно в последнее время звучит это слово.
А сколько тайн в окрестности «нырков» и зарождающихся пещер! Километрах в пяти выше Мутихи, на правом берегу есть огромная скальная воронка с понижением. Судя по тому, что она завалена бревнами с драной корой, весной в нее ныряет часть реки, которая несет обгрызенные ледоходом деревья. Летом Акчим тут довольно спокойный и скучный, но по весне река увеличивается во много раз и обезумевает от желания что-то сотворить. Рушит берега, смывает вековые деревья, как щепки, вертит их в обрамлении пены и ломает о валуны. Часть деревьев попадает сюда и скрывает своим переплетением – что? Пещеру? Рукав подземной реки? Какие опасные чудеса? А никто не знает. Представьте себе, это в наше-то время и в нашем-то мире, когда все знают все (даже о воспитании детей), когда метания Магеллана посреди океана стали смешны вследствие спутниковых телефонов и системы GPS, когда и о нас скоро все, кому следует, будут знать все, что следует – никто не знает, что скрывают опасные нырки километрах в двухстах от Березников. Никто. Не знает. Ни один. Как песня, право.
Возвращались мы с Нырка к машине и небольшой избушке около нее в наступающих сумерках. Ранние заморозки успели уже погрызть берега, украсить их прозрачным ледяным кружевом. Хрустальные пластинки поймали в плен прибрежную траву, а вокруг камней не удержались и протаяли. Не их время еще, но они свое наверстают. Так уж устроена природа, что за смертью снова следует жизнь. Месяц-другой, и эта жизнь закипит поверх снега. Звери будут искать, что бы им съесть, потому что стало сложнее. Снегоходчики будут искать, как бы им проехать, потому что с каждым зимним месяцем, с ростом снегового покрова, это становится все проще.
А река будет терпеливо ждать, когда у нее достанет сил сломать ледяной панцирь и возродиться настолько, что отток в Нырок станет незаметен, пренебрежимо мал. Дождется и вновь радостно начнет подмывать берега и кормить траву, пойманную сейчас в ледяные тенета.
Эх, в обществе бы так. Вот бы было здорово.

Новая городская газета 10/11/2016
https://fotki.yandex.ru/users/bkristall/album/446616/

О написании научной статьи: окончание
zxenon

4. Улучшение текста статьи

Как правило, начинающий исследователь пишет достаточно «корявый» текст, нуждающийся в редакторской доработке. Например:

В качестве базы для построения высококачественной эконометрической модели используются теория вероятностей и современные методы математической статистики, обеспечивающие возможность количественно отобразить связи и отношения между множеством элементов, формирующих регион, в виде взаимосвязанных математических уравнений, каждое из которых отображает содержательную версию закономерности развития того или иного объекта, процесса или явления, как элемента сложной системы.

Такое предложение совершенно неудобоваримо для читателя, содержит множество «лишних», совершенно очевидных слов (при выбрасывании которых смысл текста не меняется), несет очень мало информации для читателя (несмотря на большое количество букв). В нем очевидна путаница между «элементами» и «объектами», «регионом» и «системой»; он написан по принципу «чем непонятнее, тем научнее». Это неправильно.

[Spoiler (click to open)]

Типичный перечень действий по редактированию готового текста следующий. Дайте тексту «отлежаться» несколько дней, затем постарайтесь ответить на вопросы:


  • Текст последовательный? Общий ход мыслей автора ясен и не нарушается?

  • Каждое чужое утверждение подкреплено ссылкой?

  • Один и тот же термин всегда обозначает одно и то же? Все термины понятны, аббревиатуры и обозначения разъяснены (один раз)?

  • Из текста выкинуты все лишние фразы?

  • Из текста выкинуты все лишние слова?

  • Возвратные глаголы только там, где что-то «делается само»?

  • Текст связный? Достаточно переходных слов и выражений?

  • На рисунках нет орфографических и смысловых ошибок?

Рассмотрим несколько примеров. Авторская орфография везде сохранена.
«Обеспечение населения жильем должно быть доминантой в социальной политике любого государства, оказывая определяющее воздействие на уровень жизни населения. Общая экономическая ситуация в наибольшей степени повлияла на сферу жилищного строительства, что определяется, прежде всего, сокращением потребительского спроса на рынке жилья».
Может быть, она допустима в политологическом докладе, но не в статье по техническим наукам. Что значит «доминантой»? Что такое «определяющее» воздействие, есть какие-то «не определяющие»? В «наибольшей» степени, это в какой? «Наибольшая» это сколько в количественном выражении? И так далее.
«Существует огромное число моделей систем управления запасами, а также большое число методов решения соответствующих этим моделям задач. Ключевым фактором, определяющим такое множество всевозможных моделей, является прежде всего характер спроса на товар, который может быть детерминированным или вероятностным. Эти виды спроса, в свою очередь, могут быть стационарными и изменяющимися во времени».
То же самое. «Огромное», «большое» это сколько? Фактор это влияние внешней среды на систему. Как фактор может определять «множество всевозможных» моделей? «Прежде всего» это спрос, хорошо, а не прежде всего?
«В связи с выше указанными аспектами актуальным становится целый круг задач, требующих немедленного решения, касающийся анализа макроэкономической ситуации как целостной системы, прогнозирования её развития и разработки направленных методов управления и целевого регулирования со стороны государственных структур».
«Касающийся» – кто, что? Круг? Или «задач, … касающихся…»?
«Её» развития – развития чего? Ситуации? Системы? Как «ситуация» может стать «системой» (то есть целостным набором элементов и связей между ними)? «Направленных» методов это каких? Куда направленных? Что, бывают ни на что не направленные методы управления? И так далее. Однажды мне попалась статья, где автор одно и то же называл «системой», «устройством», «объектом», «прибором», «элементом» и еще как-то по-другому. Разумеется, для читателя такая статья – одна большая загадка, о чем же идет речь.
«Решением большинства проблем анализа и управления указанным экономическим процессом является формирование модели поддержки принятия решений, позволяющей с большей степенью обоснованности принимать решения ЛПР (лица принимающие решения) обладая значительной научной, исследовательской и экспериментальной базой».
Формирование модели само по себе не является решением никакой проблемы. Модель это инструмент, при помощи которого можно исследовать существенные свойства какого-то объекта, в котором объективно есть проблемы, требующие решения (то есть практически важные и актуальные). Модель не позволяет принимать решения. Деепричастие «обладая» вообще непонятно к чему относится – к ЛПР? К модели? К процессу?
«Наличие достаточно отработанной технологии заполнения матриц свёртки, подчиняющееся выработанным правилам, в совокупности с топологической интерпретацией, облегчающей понимание данного процесса с визуальной позиции, не позволяет в полной мере удовлетворить потребности неподготовленного участника, нуждающегося в описанных механизмах, желающего самостоятельно, использую методологию, проводить исследования».
Попробуйте понять, о чем говорится в этом абзаце. У меня не получилось. Удивительно, что три последних примера взяты из автореферата докторской диссертации.
Писать надо достаточно просто, понятно, последовательно, чтобы читатель статьи постоянно понимал, о чем идет речь, о какой стадии исследования он в данный момент читает и как она связана с глобальной целью работы, не путался в терминах, не пытался за частоколом «умных» слов разглядеть действительные мысли автора.

5. Список литературы

Работ без списка литературы вообще не бывает. Список литературы оформляется в соответствии с ГОСТ 7.1-2003. Список, оформленный согласно старым ГОСТам (например, ГОСТ 7.1-84), не допускается. Должна использоваться автонумерация списка. При ссылке на элемент списка в тексте в квадратные скобки помещается («Вставка» → «Ссылка» → «Перекрестная ссылка») ссылка на номер абзаца. Выравнивание списка влево с абзацным отступом. Источники в списке перечисляются в порядке первого упоминания в тексте.

Пример оформления списка литературы для разных видов источников:

  1. Абдеев, Р. Ф. Философия информационной цивилизации / Р.Ф. Абдеев.– М.: МАИ, 1994. – 362 с. [книга одного автора]

  2. Амосов, А. А. Вычислительные методы для инженеров / А.А. Амосов, Ю.А. Дубинский, Н.В. Копченова.– М.: Высшая школа, 1994. – 544 с. [книга нескольких авторов]

  3. Батыршин, И. З. Теория и практика нечетких гибридных систем / И.З. Батырышин, А.А. Недосекин, А.А. Стецко, В.Б. Тарасов, А. В. Язенин, Н.Г. Ярушкина: под ред. Н.Г. Ярушкиной. – М.: Физматлит, 2006.– 208 с. [книга нескольких авторов под редакцией одного из них]

  4. Затонский, А. В. Идентификация системы управления трудовыми ресурсами замкнутого территориально-промышленного комплекса / А.В. Затонский // Управление персоналом.–  2008, № 1.– С.44-45 [статья в журнале одного автора]

  5. Бильфельд, Н. В. Использование самоорганизующихся систем при управлении ремонтами технологического оборудования / Н.В. Бильфельд, А.В. Затонский // Проблемы теории и практики управления.– 2007, № 12.– С.70-74. [статья в журнале нескольких авторов]

  6. Затонский, А. В. Особенности реинжиниринга информационных систем поддержки техобслуживания и ремонта / А.В. Затонский // Современные проблемы экономики и новые технологии исследований: межвуз. сб. науч. трудов.– Владимир, 2006.– Ч.2.– С. 240-244. [публикация в сборнике трудов одного автора]

  7. Затонский, А. В. Программа расчета теплового состояния двумерного тела / А.В. Затонский, Р.А. Козодой / Молодежная наука Верхнекамья: материалы 4 региональной конференции.– Березники, БФ ПГТУ, 2007.– С. 83-91. [публикация в сборнике трудов нескольких авторов]

  8. Барков, В.А. Вибродиагностические системы ассоциации ВАСТ [Электронный ресурс] – режим доступа: http://www.vibrotek.com/russian/articles/dost/index.htm. [статья, размещенная в Интернет, автор и название которой известны].

  9. Общие сведения о городе Березники [Электронный ресурс] – режим доступа: http://berezniki.perm.ru/?nid=0601 [конкретная страница Интернет]

Красным шрифтом в списке выше написаны пояснения для студентов, их не надо переносить в список источников.
Ссылки на интернет-ресурсы приводятся полностью, с указанием автора и названия материала (если есть) и полной ссылки. Не допускаются ссылки только на заглавную страницу сайта (например, http://ixbt.com), если только материал не размещен непосредственно на ней.

Текст взят из методических указаний для студентов по выполнению НИРС, это определяет его особенности.


О написании научной статьи
zxenon

1. Коротко

Рассказать словами о написании научных статей, это примерно, как пытаться научить плавать или драться «на словах». Пока не начнешь делать это самостоятельно, любые слова бесполезны. Понимания вообще не существует без опыта, тем более, в таком творческом деле.

Однако общие рекомендации дать все же можно. В качестве отправной точки примем, что какой-то субъективно или объективно новый результат автором уже получен, и сейчас стоит только задача донести результат до читателя. В нашем случае результатом являются приведенные выше модели, прогнозы и их оценка автором статьи.

Науки и результаты бывают разные, но почти во всех случаях структура текста статьи, основные части, атрибуты статьи будут одни и те же. Конечно, в некоторых науках традиции существенно отличаются, например, в медицине или экспериментальной физике. Однако в технических, экономических и многих других науках приведенные ниже рекомендации вполне приемлемы.

[Spoiler (click to open)]

2. Структура научной статьи

Часто требования к структуре статьи прямо изложены на сайте научного журнала (в который Вы собираетесь эту статью потом отправить). Например:

Научная статья состоит из следующих основных частей: название статьи (заголовок), аннотация, ключевые слова, введение, основная часть, заключение (выводы, анализ, обобщение, критика), список литературы. [7]

Более расширенный список включает:

1.     УДК.

2.     Фамилия, И.О. (автора) и сведений о нем в сноске.

3.     Заголовок.

4.     Аннотация.

5.     Ключевые слова.

6.     Транслит Фамилии, И.О. автора на латиницу.

7.     Перевод заголовка на английский язык.

8.     Перевод аннотации на английский язык.

9.     Перевод ключевых слов на английский язык.

10.                       Основной текст статьи.

11.                       Список источников (или библиографический список).

Универсальная десятичная классификация (УДК) – система классификации информации, используется для систематизации произведений науки, литературы и искусства, периодической печати, различных видов документов и организации картотек. Код УДК определяется по справочникам, одним из которых является http://teacode.com/online/udc . Код выбирается либо по рубрикатору, переходом по дереву разделов до нужного, либо поиском, например

модель site:teacode.com/online/udc

с использованием любой поисковой машины. Для статьи по моделированию социально-экономических систем вполне подходят УДК 004.94 (компьютерное моделирование), 330.42 (математическая экономика), 316.4 (социальная динамика) и т.д. То есть для статьи, в которой описывается система, имеющая большее отношение к экономике, чем к поведению людей, код УДК будет 004.94+330.42, а если «денежных» факторов в модели мало, а социальных характеристик много – 004.94+316.4. Возможны и другие комбинации.



Заголовок статьи – важнейшая ее часть, хотя это всего одна фраза. Обычно он окончательно формулируется уже после написания всего текста статьи и заключения. Название должно отражать содержание статьи и в то же время быть привлекательным, ярким, понятным. Из-за неточного названия важная и нужная статья может оказаться незамеченной. Например, А.С. Попов свое первое сообщение об открытии способа радиосвязи назвал «Об отношении металлических порошков к электрическим колебаниям». Более удачным было бы «О передаче сообщений без проводов», ведь именно это является основной ценностью работы автора.
В идеале, в технических науках название должно включать в себя:

  • объект исследования,

  • предмет исследования,

  • метод исследования,

  • основной результат исследования,

но идеал на то и идеал, чтобы быть недостижимым. Определения и рекомендации по формулировке перечисленных атрибутов приведены выше в разделе 2.
Примеры заголовков статей, выполненных студентами БФ ПНИПУ в области регрессионного социально-экономического моделирования:

  • «Прогнозирование уровня безработицы в России на основе математических многофакторных моделей» (объект: уровень безработицы в России, предмет: прогнозирование этого уровня, метод: математические многофакторные модели).

  • «Исследование зависимости изменения уровня рождаемости от факторов социального благополучия в России» (объект: уровень рождаемости, предмет: его зависимость от факторов социального благополучия, метод: «исследование», конечно, не слишком подробное описание метода, но все же).

  • «Прогнозирование жилищного строительства в России на основе регрессионно-дифференциального моделирования» (объект: жилищное строительство в России, предмет: прогнозирование [уровня, развития и т.п. – упущено автором] строительства, метод: регрессионно-дифференциальный).

Аннотация – это мини-вариант всей статьи, по-другому сформулированные основные мысли текста. Она должна состоять только из одного абзаца. Правда, разные журналы требуют разный объем этого абзаца – от трех строк до 200 слов (это почти целая страница) и более. Разумным объемом аннотации для учебной статьи, наверное, можно считать 400-500 символов. В ней недопустимы ссылки на литературу, сокращения (кроме общепринятых), вводная информация, пространное описание методов исследования. Аннотация излагается в безличном виде («сделано», «изучено», «рассмотрено» и т.п.). Текст аннотации должен отвечать на вопрос «в чем суть работы, чем она отличается от предыдущих аналогичных работ, какой положительный эффект (результат) работы получит». Аннотация обычно содержит:

  1. объект исследования или разработки;

  2. цель работы;

  3. перечень (не описание!) использованных методов

  4. результаты работы;

  5. эффективность или значимость работы;

  6. прогнозные предположения о развитии объекта исследования.

Примеры неплохих аннотаций, написанных студентами к аналогичным статьям:

  • «Построена многофакторная модель индекса потребительских цен в Пермском крае. Спрогнозированы факторы и реакция системы, выявлены возможности влияния руководства края на индекс потребительских цен» (очень маленькая аннотация).

  • «Обоснована актуальность исследования влияния различных факторов на уровень рождаемости в России. Выбран вид модели, и построена модель в пространстве состояний, которая описывает динамику рождаемости и влияние на нее таких факторов, как размер социальных гарантий, величина прожиточного минимума, средней заработной платы и уровень безработицы. На основании прогноза выбранных факторов получен прогноз уровня рождаемости. Выявлены закономерности изменения динамики рождаемости в зависимости от уровня заработной платы» (более подробная аннотация).

Во введении (в идеале):

  • обосновывается практическая значимость и актуальность темы работы;

  • освещается степень изученности и научной разработанности темы, обзор основной литературы, относящейся к теме;

  • определяется объект работы;

  • определяется предмет работы;

  • определяется цель работы;

  • выдвигается гипотеза исследования[1];

  • определяется перечень задач работы;

  • определяются основные ограничения и допущения;

  • обосновывается теоретическая база и методологические основы, методы исследования.

В нашем случае хорошей «заготовкой» для введения можно считать следующий набор абзацев:

  • объект, предмет, важность и актуальность;

  • предыдущие исследования объекта;

  • предыдущие модели объекта;

  • использование предыдущих моделей для принятия решений по управлению объектом;

  • недостатки, вынуждающие продолжить исследования;

  • цель работы (возможно, и задачи работы тоже).

Главное во введении – доказать, что Ваша работа нужна (актуальна, практически значима – см. раздел 2). Неплохим приемом можно считать ссылки на мнение великих ученых или крупных руководителей, начиная с Президента РФ. Нужные фразы находятся в источниках (сразу же составляется их перечень), излагаются своими словами. Во введении вообще не должно быть ничего, сделанного автором статьи – только бесспорные, доказанные ссылками факты, ранее полученные другими авторами результаты и т.п.
В качестве учебного примера я предлагал студентам вот такой текст начала введения (наспех написанный при них же, чтобы было потом, что улучшать):
Россия традиционно славится традициями в области лесоразработки, лесозаготовок и лесовосстановления.
Общий запас древесины в России по состоянию на 2013 г. оценивался в 83 млрд м3. При этом доля страны в мировой торговле лесоматериалами не превышает 4%. Около 54% экспорта лесопродукции составляют круглый лес и пиломатериалы. Годовой объем лесозаготовок в России, согласно данным Росстата, составляет 197 млн м3. [1]
Государственное управление лесозаготовками и лесовосстановлением осуществляет Министерство природных ресурсов РФ, которое, кроме лесной службы, включает в себя, водную, геологическую службы и службу охраны окружающей природной среды [2]. Основными факторами, влияющими на эффективность лесозаготовок, являются квоты на вырубку леса, наличие инфраструктуры и населения (потенциальных работников) в районах лесозаготовок, а также налоговая политика государства в области использования природных ресурсов.
Повышение эффективности экономической деятельности является приоритетным направлением, как отмечено в поручениях Президента РФ от 9/12/2014 [3]. Широко распространенным методом повышения экономической эффективности является информационная поддержка принятия решений, позволяющая при помощи экономических (эконометрических) моделей прогнозировать развитие социально-экономических систем и выбирать решения, ведущие к наибольшему росту их эффективности [4].
Одновременно составляется список источников, который в данном случае включает:
1. Интенсивное лесное хозяйство // URL: http://argo-les.ru/news/item/87-intensivnoe-lesnoe-khozyajstvo
2. Поротников, М. И. Административно-правовая организация механизма управления лесозаготовками на Дальнем Востоке России: Автореферат дисс. … канд. юр. наук. Хабаровск,2003. 22 с.
3. Перечень поручений по итогам совещания по вопросу повышения эффективности деятельности госкомпаний // URL: http://www.kremlin.ru/acts/assignments/orders/47370.
4. Громова Н.М., Громова Н.И. Основы экономического прогнозирования. //URL: http://www.monographies.ru/10-151

Ключевые слова можно назвать поисковым образом научной статьи. По значению и смыслу набор ключевых слов близок к аннотации, но значительно короче и содержит, в основном, имена существительные. Во всех библиографических базах данных возможен поиск статей по ключевым словам. Поэтому ключевые слова  должны отображать основные положения, достижения, результаты, точки интереса. Задача ключевых слов увеличить вероятность нахождения вашей статьи при поиске в библиографических и полнотекстовых базах научной литературы. А это значит, что ключевые слова должны отличаться от той комбинации слов, которая составляет название статьи. Ключевые слова должны дополнять, расширять и перефразировать название статьи, но при этом оставаться специфичными ее содержанию. Они должны охватывать те важные и специфичные аспекты вашего исследования, которые не удалось отразить в названии статьи. Кроме того, возможно в число ключевых слов включить синонимы, или близкие по смыслу слова тем словам, которые составляют название.

3. «Алгоритм» написания статьи

Последовательность действий при написании любой статьи (когда уже есть готовый научный результат), примерно одна и та же:

·        составить укрупненный план статьи;

·        тезисно конкретизировать каждый пункт плана

·        окончательно конкретизировать каждый пункт плана, в том числе, описание самого исследования и результатов (а в нашем случае, см. раздел 5, и выполнение этого исследования);

·        улучшение текста: выбрасывание лишних слов,

·        оформление списка литературы;

·        окончательное формулирование названия, составление аннотация (что сделано) и выводов (что получено);

·        оформление текста по требованиям.

Укрупненный план также можно использовать типовой:

·        объект, предмет, практическая значимость;

·        проблема, актуальность ее решения;

·        возможные решения проблемы, обзор чужих достижений;

·        общий недостаток всех рассмотренных работ;

·        постановка цели исследования;

·        план исследования (задачи, которые надо решить);

·        выбранная для данной статьи задача, обоснование выбора;

·        выбор / разработка методики решения задачи

·        особенности реализации, точность, воспроизводимость

·        полученные результаты, выводы

·        насколько решена поставленная задача?

В этом списке первые пункты, до выделенных полужирным шрифтом, относятся к введению. Полужирным шрифтом выделен план одного блока статьи. Каждый блок – это, технически, одна или несколько формул, рисунок, таблица, схема, окруженные поясняющим текстом. Чем больше статья, тем больше в ней блоков. Собственно, написание основного текста статьи и заключается в том, что строится цепочка таких блоков, логично связанных достижением цели работы. Блоки статьи, входящей в контрольную работу, перечислены в разделах 4 и 5, это:

  • получение данных об объекте;

  • их нормирование;

  • корреляционный анализ;

  • построение линейной многофакторной модели;

  • построение авторегрессионных моделей;

  • построение модели в пространстве состояний;

  • выбор лучшей модели методом постпрогноза;

  • прогноз факторов линейной многофакторной модели;

  • получение центральной точки прогноза;

  • исследование возможностей влияния внешней среды;

  • исследование возможностей по преодолению наихудшего прогноза.

Структура каждого блока выглядит примерно следующим образом:

  • вступительная фраза («Представляет интерес…»), в том числе напоминание, что известно, не известно, сделано, не сделано («Как показано выше, существует…» – очень сжато); более пространно все это уже изложено во введении;

  • задача блока;

  • конкретные действия (эксперимент, вывод, расчет, моделирование…), получение центра блока (формулы, рисунка, таблицы и т.п.);

  • описание полученного результата (центра) («На рис. видим, что…») – то, что достойно внимания с точки зрения автора;

  • обсуждение результата (достоверность, сравнение с другими источниками, другими блоками…);

  • заключительная фраза.

Вступительная фраза помогает связать блок с тем, что было сделано раньше, увязать его с объектом, предметом, целью работы. Эти фразы делают текст слитным («связным», «прошитым»), а не набором отдельных смысловых кусков. Хорошая статья должна читаться гладко, без скачков от одного к другому, как приключенческий роман. Для этого и используются вступительная и заключительная фразы. Задача блока либо является одной из задач исследования, перечисленных во введении, либо ее частью («Построим модель…», «Исследуем зависимость…», «Определим погрешность…» и т.п.).

Прежде чем писать блоки, я бы рекомендовал сделать следующее. В каждом из блоков:

  • красным шрифтом напишите все, что собираетесь сделать (детализация на уровне укрупненного плана). По мере выполнения заменяйте все красное на результат работы.

  • синим шрифтом напишите, что ожидаете получить и какие основания этого ожидать. По мере выполнения сравнивайте и, если получили что-то значительно отличающееся, проверьте, остались ли Вы в рамках начальных гипотез? Если да, перепишите в утвердительной форме

Тогда даже беглый взгляд на текст сразу позволяет увидеть, что не сделано (осталось красным) и что сделать не удалось, что дало совершенно неожиданные результаты (осталось синим).

Заключение должно содержать краткие выводы по итогам выполнения работы, оценку полноты решения поставленной задачи (в т.ч. количественную), рекомендации по использованию результатов работы и ее эффективности (если возможно). Объем порядка 500 символов. Заключение должно соответствовать цели работы, поставленной во введении, то есть решению какой-то практически значимой и актуальной общественной (научной) проблемы. В нашем случае проблемой является улучшение управления социально-экономической системой, поэтому заключение должно содержать количественную оценку того, насколько нам удалось улучшить положение дел по сравнению с существующим. То есть при каких сочетаниях изменений факторов получен наихудший прогноз, насколько он хуже, чем при невозмущенном развитии системы, насколько лицо, принимающее решения, может компенсировать негативное воздействие внешней среды и т.д.


[1] Только для исследовательских работ.


Диван
zxenon
Четыре стенки - милый уголок,
Обоями поклеенный вчера.
На них панно с изображеньем гор
И фотка с серым пламенем костра.

Воткну глаза в экран цветной красы
И откушу с повидлом пирога.
Не надо тигра дергать за усы!
И жизнь не надо трогать за рога:

Рога остры! но смотрят не в меня.
Упругим основанием диван,
А в подполе небесного огня
Один к пяти намешан с пивом жбан.

Хлебнешь оттуда - станет тесен дом,
Такие мысли - крУгом голова!

Такое состояние потом,
Как будто полон рот.
И в нем - халва.

1992

Помяненный камень
zxenon
Новая «буханка», только что купленная с рук, на самом деле, была старая – десятилетняя, ржавая и ушатанная, но восхитительно вместимая и проходимая. Вопрос, куда в первый раз на ней поехать, даже не поднимался. Совершенно понятно было, что куда же, как не на Помяненный камень. Набралась разношерстная компания, и в июне 1998 года у меня состоялась первая поездка в поход на собственном транспорте – до того обходились наёмным. Удивительное дело: до сих пор нет-нет, да и собираемся, и едем опять на Помяненный, то летом, то зимой, то в весеннюю пору синего неба и снега. Что же там такого, на этом хорошо известном Помяненном, хоженым-перехоженным, обтоптанным бесчисленными толпами туристов, почти как Каменный Город?
[Spoiler (click to open)]Помяненный (Колчимский) камень – хребет, вытянутый с юга на север, расположенный в 35 километрах к востоку от г. Красновишерск. Большая часть хребта лесистая, а в промежутках между лесом высоко подымаются причудливые каменные фигуры-останцы. Сложены они кварцевыми конгломератами, на сломе напоминающими то ли копченую, то ли популярную в советские времена шоколадную колбасу – пирожное из какао, масла и обломков печенья. В красноватой основной породе красиво расположены вкрапления кварца. Хребет хорошо виден с трассы Красновишерск – Вая, особенно с ее возвышенной части восточнее пос. Волынка. Так как от «большой дороги» до первых, северных, скал недалеко, именно они наиболее посещаемы туристами. Несколько километров после поворота с трассы еще можно проехать на полноприводной машине через два брода, старую проломленную гать и прочие красоты, но дальше придется идти пешком. Тропа по лесу хорошо заметна и, обычно, расквашена до безобразия – обратно в лагерь туристы спускаются, забрызганные грязью чуть ли не до пояса. По этой тропе восходители добираются до первых осыпных (курумовых) полей под Первым Замком, с которого прекрасный вид на северную вершину. Ее часто (ошибочно) называют «главной». К ней по редкому лесу идет тропа, на которой заблудилось бессчетное количество туристов. Пока идешь к вершине, тропу прекрасно видно, сбиться проблематично. Но на обратном пути в двух местах тропа резко и неприметно поворачивает вправо, а прямо натоптаны широкие фальшивые тропищи, уводящие на какие-то совсем другие склоны, а не на тот, который под Первым замком. А поскольку впереди обычно идут самые быстрые, а не самые толковые, а остальные ориентируются на них… а курумки со всех сторон камня очень похожи… в общем, немало народа на моей памяти «аукалось» с западного склона, пытаясь понять, как они сюда попали, и как же выбраться к началу тропы по лесу.
Северная вершина увенчана 20-метровым монолитом, в просторечии называемом «балдой», на который при определенной сноровке можно залезть по южному контрфорсу. На спуск очень желательно провесить веревку, для крепежа наверху даже шлямбуры набиты. Иначе веселый и увлекательный походик может превратиться в транспортировку тела, что вряд ли входит в планы группы… Да и того, кто веревку провешивает, надо выбирать осмысленно, чтобы был лазучий и спокойный. Там, перед шлямбурами, надо перебраться через маленькую, прорезанную щелью полочку, очень-очень-очень способствующую падению вниз…
Северная часть Помяненного представляет собой прекрасный полигон для обучения скальной технике. Здесь есть все – и высоченные стены с отрицательным уклоном, и наклонные плиты, где удобно и безопасно отрабатывать технику спуска по веревке дюльфером, и вполне проходимые вертикальные поверхности для обучения лазанью с верхней страховкой. И все это недалеко – в 4-5 километрах от точки достижения на машине. Воды вот только нет – не заночуешь, только если с собой тащить.
Еще бо́льшие возможности предоставляют Вторые Скалы, массив останцев, расположенных южнее, в 15 минутах хода от «балды». Как-то я наблюдал, как специально приехавшие для этого альпинисты из Перми долго и методично провешивали, пробивали шлямбурными крюками подъем на Коня – одинокую узкую скалу с нависающим навершием, напоминающую по виду шахматную фигурку. Сюда добираются уже далеко не все восходители, я бы так оценил, что 80% их ограничивается окрестностями Первого замка и северной вершины. А ведь есть еще Третьи, разрозненные и невысокие, а дальше, далеко на юге торчит «лягушка» – действительно главная, самая высокая вершина Помяненного.
Летом по хребту сюда за день добраться сложно. Зимой – проще. Обычно под «балду» со стороны дороги всю зиму набита лыжня, так как желающих попасть сюда предостаточно. Даже если их желание ограничивается северной вершиной, нет никакой проблемы быстро протропить на юг до «лягушки». Ведь обратно по своей лыжне поедешь вниз, и это в несколько раз быстрее, чем подниматься наверх. Конечно, если умеешь пользоваться лыжами, тормозить и поворачивать – иначе крутая часть спуска превращается в мало увлекательный аттракцион «а ну-ка поднимись из пухлого сугроба, попутно развязывая ноги, лыжи и сочувствующие процессу кусты». Для умельца же спуск из-под южной вершины к дороге – кайф. Сначала, не торопясь, едешь в сторону Вторых Скал и «балды», изредка толкаясь палочками. Обойдя по фирнам северную вершину, начинаешь нарезать по жесткому-жесткому склону зигзаги собственной лыжни, чтобы было хоть чуть-чуть помягче, и чтобы была хоть какая-то управляемость. Тут главное предугадать траектории бегающих туда-сюда по склону деревьев: вот ведь оно было далеко-далеко и в стороне, а вот оно уже перед самым носом, и скорость приличная… К моменту въезда в густой лес ноги уже гудят, щеки расцарапаны случайными веточками, левая ягодица гудит от незапланированного падения на фирн ещё там, наверху… И начинается самая приятная часть спуска – то же Новожилово, только без толп сограждан, и всё время вниз. Знай уписывайся в повороты да подтормаживай, где надо. Уклон постепенно падает, и к обширной просеке, по которой затем выйдешь к вайской дороге, уже надо толкаться палочками – так же, как и под «лягушкой».
Однако как-то приспичило нам сходить на южную вершину летом. Можно было бы и по хребту, нам большой разницы нет – четыре или восемь километров в одну сторону, все достижимо. Но не интересно же. Столько раз на Первые скалы ходили с того приснопамятного 1998 года, я и чисел-то таких не знаю. Уж и «буханка» та уездилась и списана, и вторая почти десять лет бегает, в том числе сюда… По карте хорошо просматривается дорога, которая начинается на отвороте с вайской трассы прямо перед рекой Колчим  и идет до урочища Буркочимские Поляны в истоке р. Большой Колчим. На Колчиме еще не так давно работала алмазодобывающая драга, превращавшая реку в мутно-желтый грязевой поток. Теперь драга свое отработала, и прошлым летом ее как раз разбирали на металлолом (а этой зимой уже и остатков от нее под снегом не видно было). От отворота по отсыпной дороге можно проехать километров шесть до вполне марсианского пейзажа из гор хвостов промывки, порожденных когда-то дражной разработкой. Дальше дорога есть только на карте, проехать по ней не получится. До Буркочимских Полян пять километров по полузаросшим болотистым останкам дороги, через поваленные поперек стволы, под дружное жужжанье радостных комаров: в кои-то веки в нашем-то болоте – и такой роскошный завтрак! Сами поляны – просто обширные пустоши, покрытые высокотравьем. Никаких «развалин», указанных на всех картах, на них нет. Отсюда прекрасный вид на хребет и два километра несложного подъема по травяным языкам и редкому лесу под главную вершину. Там важно не заблудиться в толчее останцев, потому что большое, оно хорошо смотрится издалека, а рядом отличить «лягушку» от соседей не так просто. И непросто найти путь подхода к ней с запада, со стороны высоких отвесных сбросов.
А ведь еще все те же километры надо идти назад. По той же лесной дороге и тем же комарам. Зато мы теперь знаем новый путь сюда и когда-нибудь наверняка сходим снова. Например, в золотую осень в честь чьего-нибудь дня рождения. Или зимой, по снегоходному следу. Или когда угодно, потому что Помяненный труден, опасен и прекрасен всегда.
В любое время года, дня и жизни.



Новая городская газета 9/06/2016
https://fotki.yandex.ru/users/bkristall/album/477389/
https://fotki.yandex.ru/users/bkristall/album/408504/
https://fotki.yandex.ru/users/bkristall/album/364956/
https://fotki.yandex.ru/users/bkristall/album/323352/
https://fotki.yandex.ru/users/bkristall/album/252911/ и т.д.

Язьва
zxenon
Никто не знает, как попал он сюда. Был неосторожен в погоне за жертвой? Был слишком любопытен и не распознал вовремя бездны под козырьком снежного карниза? Хищник упал на дно Осиновского провала, пролетел тридцать метров, ударяясь о стену и кувыркаясь. Пришел в себя, слегка оправившись от черноты в глазах и боли в сломанных ребрах. Приволакивая лапы, обследовал зал и понял, что единственный выход отсюда – в смерть. Он прилег в углубление под стенкой, где не капала вода и не сыпался снег из назойливо манящего отверстия в небо там, в бесконечной высоте свода пещеры, и ждал ее. Ждал терпеливо, как умеют ждать только звери – день? неделю? Но дождался, это точно. Отмытые временем, его кости до сих пор там лежат.
Небезопасно, в общем, спускаться в пещеру Осиновский провал.
Read more...Collapse )

Новая городская газета 19/05/2016
https://fotki.yandex.ru/users/bkristall/album/252913/ (кости - там)
https://fotki.yandex.ru/users/bkristall/album/336370/
https://fotki.yandex.ru/users/bkristall/album/422506/

Кадь
zxenon
Первомайский сплав на Северном Урале – изощренный вариант «русской рулетки». Чем ближе к долгожданным длинным выходным, тем выше в форумах, социальных сетях градус обсуждения – «ты как думаешь, вскроется?!» Если Койва на 1 мая практически гарантированно очищается ото льда, то уже про соседнюю Усьву этого сказать нельзя. Можешь заплатить хорошие деньги за транспорт и приехать на ледовые поля вместо веселой бурной речки. Понятно, многие в русскую рулетку играть не хотят и идут либо на ту же Койву, либо вообще уезжают на более сложные и технически интересные реки Башкирии. Но и народу же там в это время бывает… Конечно, до толп на рафтинге в окрестностях Анталии, где зазор между последовательными рафтами хорошо, если два-три метра, еще не дошло… но дойдет ведь.
[Spoiler (click to open)]Жителям Березников ближе и проще, чем пермякам, забраться на малолюдные речки. Скорее всего, на первомай вскроются и Чаньва, и Чикман, и среднее течение Яйвы. С вероятностью 50% вскроются даже Язьва с Молмысом. Хорошо идти по пустынной реке. Все стоянки – твои, встреченная группа вызывает не раздражение, а желание пообщаться (если еще осталось, с употреблением чего – а нет, так у них ведь наверняка есть!), нет проблем ни со сборкой, ни с просушкой судов перед погрузкой на выходе с маршрута. Но где-нибудь посередке маршрута может коварно таиться затор – ледовая пробка, перегораживающая реку. И приятный, беззаботный сплав немедленно превращается в очень трудоемкое протаскивание судов и груза по заснеженному лесу, а груза, вестимо, у водников немало всегда.
На Кади такой затор на первомай стоит с вероятностью около ста процентов. Первый раз, попав в него сразу четырьмя группами семинара туристов-водников, мы даже растерялись немного, сутки простояли в ожидании – а вдруг стронется, но выходные-то не резиновые. Проваливаясь местами в снег и подснежную воду глубже пояса, таки протащили суда и поспешно впряглись в греблю. Нет ничего хорошего, если стронется затор выше тебя по течению… Пусть уж мы отдельно, а он отдельно, ночью там или когда нас на реке нет.
Надо сказать, что сплав по уральской речке сам по себе довольно скучное занятие. Да, прекрасные виды вокруг, солнце, воздух и вода. Но в целом, исключая редкие скалы и пороги, речки одинаково текут в лесном коридоре, различаясь мало. Поэтому, когда нам надоедает планировать скуку, мы собираемся и первого мая ищем УАЗик до Кади – газелям сюда не добраться. Около разрушенного моста организуем стапель, то есть собираем катамараны, не без помощи ненормативной лексики протаскиваясь по снегу через лесок. Если повезет, то и у моста вода открытая будет, но с тех пор, как весь металл с него украли, зимой рядом намораживают автомобильный переезд, и держится он очень долго. И лед вокруг моста тоже держит.
Собравшись, проходим пару часов, и вот он, красавец! Течение постепенно           замедляется, рябь на поверхности реки пропадает, а спереди неумолимо надвигается бело-серое крошево затора. Тут его надежно держат остров посреди реки и следующий за ним крутой поворот русла налево. Если повезет, и затор не очень велик, можно вытащиться на высоченный левый берег, подождать часов до трех ночи и играючи, по подмороженному снегу, перетолкать катамараны за поворот, где чистая вода. Если не повезет, как в прошлом году, то аналогичным путем через залитый водой правый берег – только петля пути получается раза в три больше. По дороге и заночевать приходится, потому что иначе никак.
Утром, пока снег проваливался еще на каждый пятый, а не на каждый первый шаг, по набитой вчера тропинке торопливо потащили вещи. Пустые катамараны под присмотром пока оставили в ледяной заводи. Мокрые (снизу от подснежной воды, сверху от пота), умотавшиеся, обожженные ярким весенним солнцем, прошли за поворот до чистой воды, начали спускаться вниз… и затор пошел!
Это было нечто. Ледяной панцирь выше нас приподняло, наверное, на полметра, а то и на метр. Вода в реке вздулась и сначала с веселой яростью понеслась из-подо льда, а через минуту с оглушающим грохотом панцирь затора лопнул и кусками понесся мимо нас, прямо около ног. Ладно, на самый берег спуститься не успели. Мелкое крошево чередовалось с огромными глыбами, которые отставали, сталкивались, крошились со стреляющим хрустом. Все это мчалось по узкому руслу с вполне автомобильной скоростью. Десять минут, и последняя льдина скрылась за следующим поворотом, и река спа́ла, и из заводи неспешно и вальяжно показались наши катамараны… Их «сторожа», пока мы ломались в снегах, хорошо отдохнули, а теперь, дурачась, таращили глаза, расспрашивали нас, кто такие да откуда тут взялись…
Как им выжить-то удалось после встречи с нами? Вообще не понимаю.
Кадь заканчивается Кадьинскими Тулумами – вереницей порогов, ниже которых река сразу впадает в Яйву. Пороги веселые – в хорошую воду может и байдарку опрокинуть, и с катамарана расслабленного гребца выбить. Несколько километров белых «барашков» пролетают на одном дыхании, и вот уже издалека-долго течет река Яйва, неторопливая, широченная.
Скучная.
Не то, что Кадь.

Новая городская газета 14/04/2016
https://fotki.yandex.ru/users/bkristall/album/420053/
https://fotki.yandex.ru/users/bkristall/album/252827/

Двадцать лет назад
zxenon
Вновь душа моя корчится
На коленях в огне,
Подчиняясь пророчеству,
Неподвластному мне.
    Лоскутками растрачена
    Любопытной судьбой,
    Отзывается матерно
    И глумит над собой.
Ледяною пещерою
Отношений и уз,
Светит рваными нервами
В обрамлении друз.
    Рецидивом отрочества
    Жарких дум томный спуд
    В нетерпении росчерка
    Рвет усталую грудь.
Ветром травы встопорщатся,
Захохочет пурга.
Мне бы малую рощицу -
Переждать ураган.
    Мне бы омут с водицею
    Чище горней звезды -
    Утонуть, затаиться и
    Ускользнуть от беды.
Превозмочь одиночества
Непонятный аркан,
Тьме дневной яркой ночью стать,
Разметелить дурман,
    Прокатиться неистово,
    Никого не щадя...

    Но хребет давит крест, и он -
    Это, в сущности, я.

Динго-2016
zxenon
В прошлом году использовал штатную тележку динги при удлинении в качестве натяжителя


Потом понял, что она а) тяжелая, сильно продавливает; б) набирает вокруг себя огромное количество снега. Решил заменить на еще одну кобылку от бурана и поставить бурановский же ленивец. Причем малой кровью, конечно ))
[Spoiler (click to open)]Вообще-то тележка выглядит неплохо, логично


С натяжителем я прошлый раз провозился - караул, и сделал не очень надежно, на мой взгляд. Но все же все походы он выдержал



После того, как снял тележку, в очередной раз подивился, какая же она тяжелая и громоздкая.





Решил а) что одной дополнительной кобылки хватит, основная нагрузка все же спереди, а не сзади, а с одной будет легче; б) сделать все же приподнятый чуть-чуть натяжитель, чтобы за счет снижения проходимости получить возможность заднего хода. Это важно, когда в лесу в пухляке разворачиваешься
Примерно вот так разложились кобылка и ленивец.


В профиль 25*50 прекрасно вошли два профиля 20*20, на них и будет держаться натяжитель




И по конструкции он стал проще и надежнее, натяжной болт 8*100 тот же, а удерживающие болты на 6 пропали. Снизу остался рейлинг старого натяжителя, пока решил не срезать. Тут не очень хорошо видно, правда, темно



Итого получил


Мне кажется, конструкция даже стала логичнее и симпатичнее


Угол атаки назад небольшой, но есть. Раньше его практически не было


Конечно, сейчас сложно оценить, что получилось - есть мороз, но нету снега. Однако по ощущениям бежит легче. Осталось переделать все же фаркоп подлиннее и дождаться новогодних каникул ))



Шудья
zxenon
Двенадцать лет назад я тут тропил. То есть шел впереди группы на лыжах, прокладывая лыжню. Мокрый от напряжения, шатающийся, искренне недоумевающий – как так, я тут упираюсь изо всех возможных и невозможных сил, а они, сзади, весело беседуя, меня шустро так догоняют?
Многого же я не знал, на старости лет (как тогда казалось) начав заниматься лыжным туризмом. Не знал, что в лыжном походе теплее, чем в летнем – потому что сухо. Не знал, что минус сорок, это не так уж и холодно, важно правильно одеваться и ночевать. Не знал, как новогодний ветерок на вершине легко и непринужденно производит глубокий пиллинг лица мельчайшим снегом.
Read more...Collapse )
Новая городская газета, 31/03/2016

https://fotki.yandex.ru/users/bkristall/album/501021/
https://fotki.yandex.ru/users/bkristall/album/466744/
https://fotki.yandex.ru/users/bkristall/album/252931/
http://tourism.perm.ru/kristall/pdf/sural2003.pdf

О поиске научной информации
zxenon
В процессе научной работы перед молодым (и даже не очень молодым) исследователем постоянно встает проблема доказательства того, что созданное им новое знание действительно является новым. Вообще говоря, доказать строго, что полученный результат действительно новый, невозможно. Хотя В.И. Ленин и предлагал [1] обогатить память конкретного кандидата в коммунисты знанием всех тех богатств, которые выработало человечество, технически это представляется малореальным. Тем не менее, доказывать, что работу, сделанную автором, еще никто никогда не делал, надо. В научном мире для этого применяется метод научного обзора. Автор находит множество источников, чужих работ, близких по теме и содержанию к его собственной, и подчеркивает, чем его работа отличается от остальных. Слова «отличающийся», «отличающаяся» являются ключевыми при доказательстве научной новизны на любом уровне – от тезисов школьника до докторской диссертации.
А значит, ученый должен быть в состоянии найти нужную ему информацию.
[Spoiler (click to open)]Историческими, традиционными являются способы поиска в библиотеках, базах патентов и других «бумажных» источниках. Однако значительно быстрее и проще ту же самую информацию можно найти в Интернет – если знать и уметь, как это делать. Ведь поиск научной информации, особенно иноязычной, существенно отличается от поиска кулинарных инструкций или текстов любимых книжек.
Эта статья посвящена некоторым приемам поиска, многократно опробованным автором и показавшим свою эффективность. Материал изложен применительно к решению типовых задач поиска, встающих перед исследователями.
Задача первая: поиск конкретной известной книги известного автора. Например, в одной из рецензий на статью, поданную в научный журнал, я прочитал следующее. Актуальность рассматриваемой проблемы весьма сомнительна, поскольку пределы справедливости указанных уравнений нужно искать путем чисто математического исследования предположений, при которых эти уравнения выведены [см., например, параграф 12 монографии: Миллер Б.М., Панков А.Р. Теория случайных процессов в примерах и задачах]. Чтобы ответить на такое замечание, надо сначала найти книгу.
Метод № 1: поисковые машины. Разумеется, первое, что приходит в голову – набрать название книги в какой-либо поисковой машине: yandex.ru, google.com и т.д. Однако надо понимать финансовую основу деятельности любой организации, поддерживающей поисковую машину: они живут, в числе прочего, рекламой, то есть оплатой за приоритет выдач по запросам. Поэтому в числе первых ответов будут ссылки на книжные магазины, где текст для ознакомления недоступен.
Необходимое отступление. Разумеется, закон об авторском праве надо чтить. Очень просто делать это, проживая в Москве. Сумел записаться в библиотеку имени Ленина, пришел, заказал любую книгу, на следующий день прочитал нужный параграф. Теоретически система межбиблиотечного абонемента позволяет (во всяком случае, в СССР позволяла) заказать любую книгу в любую библиотеку, вот только а) надо было точно знать, в какой библиотеке она есть (то есть все же ознакомиться с каталогом), б) полгода подождать до прихода книги. Поэтому искать способы получить необходимый кусок текста в Интернет все же надо.
Преодолеть меркантилизм поисковых машин в какой-то степени могут помочь метапоисковые машины. Они не собирают свою базу страниц, а рассылают полученный запрос по множеству обычных поисковых машин и ранжируют результат по количеству полученных ответов. Известной русскоязычной поисковой машиной является nigma.ru, из англоязычных мне нравится ixquick.com. Метапоисковые машины поддерживают большинство традиционных шаблонов поиска («*», «–», «site:» и т.д.), с которыми можно ознакомиться в подсказках яндекса или гугля.
Отдельным заслуживающим внимания источника является Википедия ru.wikipedia.org , в которой есть собственная поисковая машина и нет никакой рекламы. Зато все статьи сопровождаются «доказывающими» ссылками, побродив по которым, можно найти много ценной информации – в т.ч. и для ответов на вопросы, поставленные ниже в этой статье.
Метод № 2: книжные тексты быстрее и проще найти именно на тех сайтах, которые предназначены именно для хранения и поиска книг. Особенно распространены сайты с художественной литературой – litmir.ru, royallib.com и так далее. Их несложно найти, дав яндексу запрос наподобие «Пушкин fb2», так как широко распространенным форматом текстов для электронных книг является именно FB2. Хорошим примером сайта научной литературы является twirpx.com, русскоязычный ресурс с учебниками, курсовыми и лабораторными работами и так далее. Поскольку там время от времени появляются сообщения наподобие «книга изъята по требованию правообладателя», совесть пользователя twirpx в достаточной степени может быть чиста. На сайте можно зарегистрироваться и скачивать доступные тексты за баллы, полученные от загрузки собственного контента. Это ограничение несложно преодолеть (как – описано ниже). В данном случае, требуемая книга нашлась в формате DJVU мгновенно, и стало возможным написать обоснованный ответ рецензенту: «Параграф 12 названной рецензентом книги вообще не содержит упоминаний видов статистических распределений, а в параграфе 2 (стр. 47), где уравнение Колмогорова выводится, дословно сказано «А.Н. Колмогоров показал, что при некоторых ограничениях на <вид статистического распределения>…..» , какие – остается загадкой; насколько эти ограничения выполняются при моделировании в распространенных средах имитационного моделирования – тем более.». Подобного рода дискуссия с рецензентам вполне допустима в большинстве серьезных научных журналов. Без нее, фактически, невозможно опубликовать даже хорошую статью.
Задача вторая: поиск работ известного автора. Откуда исследователю узнать, в какой книге или статье находится нужный ему текст? Предположим, известно, какой ученый занимался подобными вопросами (как – в порядке усложнения задач узнаем чуть позже). Скажем, запрос к яндексу о методиках расчета двухприводных конвейеров немедленно приводит к ссылкам на труды доцента Московского горного университета В.В. Дмитриевой [1 и др.]. Как узнать, какие еще труды она написала? Конечно, можно воспользоваться поисковыми машинами, но есть и более продуктивный способ.
Метод № 3: российский индекс научного цитирования (РИНЦ). Несколько лет назад все ученые и преподаватели высшей школы России были поставлены перед необходимостью зарегистрироваться на сайте elibrary.ru. Статьи и их цитирования в журналах, входящих в РИНЦ, могут быть найдены на этом сайте. Там же рассчитываются наукометрические показатели ученых (например, индекс Хирша) и журналов (например, индекс цитирования). На сайте есть поисковая система, несколько рубрикаторов, возможность выборки статей по автору и так далее. Важно, что, в отличие от поисковых машин, тут а) нет никакой рекламы, затрудняющей осмысление результата поиска, б) поиск происходит только в научном контенте – что нам и надо. Набрав в авторском указателе «дмитриева в в», получим список из 7 авторов, среди которых легко выбрать автора с идентификатором 312404 и увидеть перечень необходимых научных статей. Часть статей можно получить прямо с сайта elibrary.ru (если предварительно на нем зарегистрироваться), за другими статьями можно «сходить» на сайт журнала, где эта статья опубликована.
Задача третья: поиск авторов, относящихся к тематике исследования. Итак, нас по какой-то причине заинтересовали двухприводные шахтные конвейеры. Допустим, откуда-то нам известно, что В.В. Дмитриева занималась этим вопросом. А кто еще? Ведь обзор, базирующийся на трудах только одного ученого, скорее всего, окажется неполным.
Метод № 4: слежка за соавторами и цитатами. На сайте РИНЦ, даже если текст статьи недоступен (например, предлагается за плату), для каждой статьи всегда видны:


  • Все соавторы (включая полные ФИО и аффиляцию с организациями, где они работают).

  • Аннотация статьи (краткое изложение содержания).

  • Список процитированных в статье источников.

Поэтому открыв, например, первую в списке статью [2], мы обнаружим, что подобными вопросами занимались Р.А. Бухаров (соавтор), С.В. Гершун и И.В. Запенин (цитируемые авторы). Остальные источники авторов Запенина И.В., Дьякова В.В. и других носят общий характер и непосредственно с конвейерами не связаны. Следующая статья дает нам фамилии В.Г. Дмитриев, Л.Г. Шахмейстер; следующая – А.О. Спиваковский и так далее. Дальше метод можно применить рекуррентно, то есть поискать статьи этих авторов.
Круг ученых можно расширить, ознакомившись с их местом работы. Например, сама Дмитриева Валерия Валерьевна, судя по сайту РИНЦ, работает в настоящее время в Национальном исследовательском технологическом университете «МИСиС» (г. Москва), к которому не так давно был присоединен горный университет. Сайт университета – misis.ru. Запрос в яндексе «Дмитриева Валерия Валерьевна site:misis.ru» позволяет определить, что она работает на кафедре АТ, которой заведует Л.Д. Певзнер. У последнего есть труды пусть не по конвейерам, но по близкой тематике; дальше можно исследовать его цитирования и соавторов и так далее.
Но что делать, если мы не знаем ни одного ученого, занимающегося интересующей нас тематикой? Конечно, такая ситуация не слишком вероятна, но все же. Давайте представим, что где-то мы услышали модный нынче термин «клиодинамика» и хотим найти известных ученых, занимающихся этим вопросом. Вся проблема в том, что мы хотим найти не любых ученых, а именно известных. «Любых» мы потом сколько угодно найдем методом № 4, опираясь на статьи ученых-основателей.
Метод № 5: введения авторефератов. Каждый соискатель ученой степени (кандидата или доктора наук) пишет не только диссертацию, но и автореферат к ней. Во введении к диссертации (и к автореферату, эта часть текста должна быть одинаковой в обеих работах), кроме всего прочего, перечисляются фамилии известных ученых, внесших существенный вклад в решение научных проблем, близких к теме диссертации. Они-то нам и нужны.
По существующим правилам, автореферат и диссертация размещаются в свободном доступе на сайте диссертационного совета (ДС), кроме того, автореферат размещается на сайте Высшей аттестационной комиссии (ВАК) Минобрнауки. Однако найти сайт ДС само по себе проблема, а поисковая машина на сайте ВАК vak.ed.gov.ru теплых слов не заслуживает. Спасает положение то, что полнотекстовые диссертации в открытом доступе размещаются сравнительно недавно. Зато очень давно (лет пятнадцать-двадцать) процветает торговля текстами диссертаций для ознакомления с ними, существуют десятки сайтов, где эти тексты (до сих пор) можно купить: dissercat.com, dslib.net и т.д. Ведь с сайта ДС через несколько месяцев после защиты диссертацию уберут, а у торговца она останется. Кстати, одним из торговцев является Российская государственная библиотека, в которую тексты диссертаций авторы сдать обязаны. Для привлечения потенциальных покупателей торговцы выкладывают в текстовом виде введения авторефератов – а нам, собственно, больше ничего и не надо. Итак, запрос «клиодинамика site:dissercat.com» сразу же приводит нас, например, к работе [3], где утверждается, что «экспликация исторического времени как одного из средств создания теоретической истории, осуществления ее математизации, выработки макроистории, формирования клиодинамики проводится в работах Л.Е. Гринина». Применяя далее метод № 4 находим в РИНЦ у автора с идентификатором 250272 множество статей, в частности, посвященных математическому моделированию социально-исторических процессов, то есть клиодинамике.
Задача четвертая встает перед исследователями после решения предыдущих задач: где взять исходные данные? Если под рукой есть какой-то натурный объект исследования, хорошо. Но, например, при исследовании макроэкономических процессов такое для ординарного доцента невозможно. Собственно, по наличию доступа к не слишком открытым данным Минэкономразвития в среде математиков-экономистов распознают «своих» и «не своих». Полноценный обзор источников статистических данных не поместится в одну статью, но краткий обзор тоже может помочь во многих случаях.


  • Сайты Росстата и его территориальных отделений. Несмотря на его известные недостатки (большое запаздывание, невязка между годовыми и квартальными рядами и т.д.) это все же единственный официальный источник в России, где сконцентрировано много разнородной статистики.

  • Сайт http://dataportal.prognoz.ru . На нем есть удобная поисковая машина, собраны данные не только о России, они более свежие, чем на Росстате. Вследствие трудностей, возникших в последнее время у ЗАО «Прогноз» (г. Пермь), поддерживающего сайт, неизвестно, сколько он еще проработает, но на момент написания данной статьи еще доступен.

  • Сайты министерств и ведомств, территориальных и районных администраций. На всех них выкладывается различная отчетность, однако найти ее очень и очень непросто.

  • Сайты предприятий, на которых выкладывается ежегодная отчетность. Она не слишком информативна, но зато надежна.

  • Сайт Википедии – содержит самую свежую, хотя и не самую проверенную информацию.

  • Сайты независимых исследователей, где-то добывающих и публикующих данные, наподобие добротного «Живого журнала» [4]. К ним надо относиться с некоторой осторожностью, однако зачастую они оказываются нисколько не хуже официальных.

Приведенные рекомендации ни в коем случае не догма и не являются исчерпывающими. У каждого более-менее состоявшегося исследователя свои наработанные пути добывания информации. Но для начинающих могут оказаться полезными и описанные мною.

Список источников.



  1. Дмитриева В.В., Куанг Пьей Аунг, Вин Зо Хтэй. Поддержание величины тягового фактора ленточного конвейера с двухдвигательным приводом // Современные наукоемкие технологии. 2015. № 10. С.20-28.

  2. Бухаров Р.А., Дмитриева В.В. Методика компьютерной имитации системы стабилизации тягового фактора ленточного конвейера // Горный информационно-аналитический бюллетень (научно-технический журнал). 2015. № S1. С. 278-293.

  3. Маликова Е.А. Историческое время. Дисс. … канд. филос. наук. Уфа, 2011. 188 с.

  4. Динамика численности занятых по видам экономической деятельности // http://burckina-new.livejournal.com/140978.html





[1] «Коммунистом стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество» // В.И. Ленин. Задачи союзов молодёжи. Речь на III Всероссийском съезде Российского Коммунистического Союза Молодежи 2 октября 1920 г.

Решение, 2016.

Тающий след
zxenon
Tags:

Острый Тур
zxenon
Вокруг Березников не так-то много гор. Таких, как Одинокая Гора из «Хоббита» – чтобы вокруг непроходимые леса, чтобы высилась вершина одиноко над безлюдьем, не затмеваемая соседками и даже деревьями – ведь «горами» часто по ошибке называют возвышенности типа Полюда или Ветлана, еле-еле поднимающиеся над лесом.

[Spoiler (click to open)]Обычно уральские горы дружелюбны и семейственны. Они образуют длинные хребты, в которых чередуются вершины и перевалы. Некоторые горы (такие, как Белый камень или Ослянка) существенно вытянуты с севера на юг. И какая же морока, взобравшись выше границы леса, топать по плато до главной вершины час-полтора.
Одиночных гор мало, но все же они есть: Шудья-Пендыш, Косьвинский камень и еще несколько. Самые близкие к нашему городу из них – Острый Тур и Чердынский камень. По прямой, как ворона летает, всего-то 100 километров. В хорошую погоду с автодороги Углеуральский – Губаха далеко на северо-востоке прорисовываются в небе две вершины – острая и покатая, часто принимаемые за облака. Кстати, плохая примета – раз так далеко и отчетливо видны горы, жди неделю дождей…
Острый Тур расположен к северу от нежилого поселка Верхняя Косьва на правом берегу одноименной реки. К сожалению, люди, как вороны, не летают, и добраться к подножию не так-то легко. Даже до Шудьи – и то проще, а ведь туда почти триста километров.
Плохие дороги в Верхнюю Косьву от Кизела и пос. Скопкартной иногда проходимы на УАЗике, но надежнее использовать более серьезную машину. И дорога, это ведь еще не все. Добравшись до маленького домика на северной окраине поселка, единственного, сохранившегося на правом берегу, надо еще на гору залезть.
Раньше на Острый ходили по старой лесовозной дороге, начинающейся за сожженным мостом через Березовку на дороге Верх. Косьва – Усть-Тыпыл. Там на отвороте стоял железнодорожный вагон – бывшая столовая, ныне успешно порезанный и вывезенный металлистами. Вагон был хорошим ориентиром, так что объяснить дорогу кому угодно было несложно. Это ведь сейчас можно скинуть по майлу трек для приемника GPS, и прибор услужливо покажет стрелкой, куда идти. Представляете, были времена без майла и GPS’ов, пути́ друг другу описывали по тропам и приметным объектам…
Отсюда дорога круто поднимается в горку, в подошву Острого. Гора находится достаточно далеко от поселка, так, что зимой никак не успеть сходить туда-обратно за светлое время. Ну, и ничего страшного. В этом недостатке скрыто дополнительное удовольствие. Невозможно описать словами драйв от ночного спуска по этому склону, между молодых деревьев и упавших уже впереди туристов, в свете слабенького четырехдиодного налобника, полный воплей ужаса и восторга («Не упал! Не упал!!») . Технические навыки в вопросах устойчивости на лыжах такие восхождения развивали необычайно. Но сейчас эта дорога уже совсем плотно заросла «бамбуком» – молодыми березками, кустами, чьи тонкие и не очень стволики совсем не оставляют места для лыжни или прохода.
Вот странно, кстати. Дороги на Северном Урале забамбучивает лет за пятнадцать напрочь. А лесные тропы и поляны часто известны десятилетиями, и ничего им не делается. Как описана какая-нибудь тропа в первом в истории края путеводителе С.А. Торопова, так и сейчас просматривается она на местности, кое-где заваленная упавшими стволами. И огромные покосы на запад от перемычки между Острым и Чердынским чуть ли не со времен Бабиновской дороги известны, а не зарастают.
Более простой, без бамбука, но более длинный путь начинается от отворота с отсыпной на лесовозную дорогу немного севернее Острого. Отсюда, с дороги Острый выглядит вообще грозно. В эту сторону, на восток, он круто обрывается от вершины вниз, визуально нависает над головой. Лес здесь неплотный, какое-то время можно двигаться, придерживаясь старой дороги, потом она пропадает. Вскоре подъем выводит на редколесье между Острым и Чердынским. За перегибом на северо-запад, начинается верховое болотце, где достаточно воды для ночлега летом. Ну, а зимой ее везде достаточно: топи снег да пей… На Чердынский лучше подниматься, держась западного склона, под которым есть большие альпийские поляны – те самые доисторические покосы. Напрямую к вершине сложнее, так как на пути окажется крутой, весьма неприятный кулуар.
В длительном походе, например, с Конжака в нашу сторону, лучше всего начинать подниматься на этот перегиб со стороны нежилого поселка Усть-Тыпыл на востоке – там и лесовозки сохранились лучше, и подъем положе. С рюкзаком, да если еще зимой – это, знаете ли, совсем не то, что в радиальный выход за день налегке сбегать. Затоуж если в альпийские луга поднялся – попал на оперативный простор. Хоть куда восходи, хоть куда потом уходи: на Кадь, на Косьву, а то и верхами на север, на Кваркуш.
Острый Тур сто́ит того, чтобы на него идти, чтобы пробиваться через лес и болото. Другие горы в окрестностях либо поднимаются из леса однообразными «осыпными кучами», либо поросли до вершины редким лесом, затрудняющим обзор, как Молчанский камень или Дикарь. А Острый Тур – маленькая, но самая настоящая гора. Здесь есть красивые скальные выходы, пологие осыпи на запад и крутой обрыв – на восток, здесь зимой ветер нещадно рвет лицо и одежду, с воем вырываясь из-за снежных застругов. Причем, масштабы-то здесь не городские. Седло перемычки между Острым и Чердынским находится на высоте 675 метров, а сами вершины – 924 и 939 метров высотой. То есть подъема тут – березниковская телевышка и еще маленько.
Отсюда прекрасный вид на близлежащие горы: Ослянку на юге и громадный Конжаковский массив на востоке, Чердынский и Сухой на севере, за которыми высокие лесистые холмы постепенно переходят в хребет Кваркуш. Внизу на юге, зажатая подножиями Острого камня и камня Дикарь, река летом ревет в порогах, успокаиваясь только ниже устья Березовки. Во все стороны просматриваются обманчиво приветливые старые дороги – к Верхней Косьве, к Кади, к нежилому Усть-Тыпылу… а сунешься туда, бамбука мало не покажется.
Хорошо здесь, в общем, на этой Одинокой Горе.
Разве что дракона и сокровищ не хватает.
Впрочем, кто знает.


Новая городская газета, 17/03/2016
https://fotki.yandex.ru/users/bkristall/album/463355/
https://fotki.yandex.ru/users/bkristall/album/463355/

Верхняя Косьва
zxenon
Правильный человек был дядя Гена. Последний житель опустевшей деревни Верхняя Косьва, он радовался простым гостям, туристам, звал ночевать у него в доме, рассказывал. Тех, кто приперлись не просто так, а за рыбой или металлом, не привечал. Глубокий, неподдельный патриот поселка, капитан парохода, осуществлявшего летний завоз, он, кажется, знал здесь все. Как жить. Как иметь еду – грибы, ягоды, рыбу, мясо. Как себя вести, чтобы выжить. Ведь даже иллюзия безопасности, за которую мы так дорого платим государству, заканчивается в двух шагах за пределами доступности полиции и сотовой связи. Не только дружелюбные люди встречаются там, где нет иллюзий. Тихого и немногословного зэка Юру, то ли беглого, то ли просто осевшего здесь, раз повздорившего с охотниками, сожгли как-то ночью вместе с его избёнкой на другом от дяди Гены берегу. С той поры жил дядя Гена один, без соседей.
[Spoiler (click to open)]Да, раньше Верхняя Косьва занимала оба берега реки. На правом берегу была крупная исправительно-трудовая колония с «филиалами» в Гашковке, Усть-Тыпыле и других деревнях. Зэки отбывали срока и «катали баланы», то есть валили лес, укрепляя экономическую мощь и обороноспособность родной страны. А на левом жили вольные, семьи, чьи корни терялись во тьме веков. Ведь, в отличие от многих поселений нашего края, Верхняя Косьва возникла не для обслуживания «зоны» в сталинские времена. Она была крупным перевалочным пунктом, торговым центром и постоялым двором знаменитой Бабиновской дороги. От деревень на Яйве сюда как раз день интенсивного гужевого хода, кроме того, летом река Косьва давала возможность дополнять тележную логистику водными перевозками. Знаменитая Бабиновская дорога здесь хорошо сохранилась – невдалеке от дома дяди Гены глубокие колеи, минуя могилу неизвестного солдата, подымаются в распадок высокого коренного берега и уходят в сторону Растёса и Кырьи, следующих нежилых поселков. Зимой колеи почти не видны под глубоким снегом, летом их размывают дожди и ручьи: Верхняя Косьва это еще и «полюс сырости» Пермского края.
Вдоль правого берега Косьвы идет отсыпная дорога, созданная в интересах исправительно-трудовых учреждений, раньше соединявшая Кизел и поселок Кытлым в Свердловской области. По ней и до сих пор ездить можно, вот только мостов ни через речку Курейную южнее остатков поселка, ни через речку Березовка в трех километрах севернее не осталось. Первый сломали организаторы чемпионата по рыбалке, которые додумались привезти сюда участников на тяжеленных списанных БТРах, находящихся в частном пользовании у жителя Александровска, а второй сожгли специально, чтобы металлисты не добирались до Усть-Тыпыла и Усть-Тылая. Металлисты это охотники за брошенным металлом, поиск и сдача которого спасают их от кизеловского экономического кризиса, и здесь их не все любят. Да и есть за что. В доме дяди Гены, единственном до сих пор более-менее целом на левом берегу, после его смерти они убили печку, вырвав чугунные дверцы, плиту и колосники. А дом без печки не живет. Если хоть несколько раз в год печку не протопить, дом погибнет – сгниет, развалится, превратится в непривлекательное свалище бревен, не способное защитить и обогреть, дать жизнь.
Как дороги.
Как поселок.
Как богатый, красивый, но не вписывающийся в современную модель рваческой экономики край вокруг него.
Как дядя Гена – он умер от воспаления легких в больнице лет десять назад. Официальная версия – вот показалось ему отчего-то, что в доме пожар, решил он вылезти через окно, сломал бедро, переохладился, заболел. Отвар осиновой коры, который он очень уважал и пил от болезней и для профилактики, помочь не смог.
Кого не трогают мельтешение экономических формаций и официальных версий, так это близкие к поселку горы. Они, конечно, немножко прихорашиваются, латают прореженные порубками зеленые одежды, но сами меняются мало. Вот нет уже поселка, кипевшего жизнью двадцать лет назад, вот уже не подтащит нас уже на своем «Буране» к поселку дядя Гена, вот уже заросли напрочь уральским «бамбуком», молодой порослью, подходящие к Острому Туру лесовозные дороги – а Тур стоит себе.
Но о нем в следующий раз.

Новая городская газета, 18/02/2016
https://fotki.yandex.ru/users/bkristall/album/251040/

Первая полярная шестерка
zxenon
В спортивном туризме наблюдается некоторый дисбаланс в требованиях к походам высшей, шестой, категории сложности. Водных «шестерок» в год может быть пройдено несколько десятков, причем время прохождения часто не превышает двух недель («рекорд», по данным о походах, представленных на чемпионат России – 9 дней). А чрезвычайно высокие требования к пешеходным походам привели к тому, что и получить разрешение ЦМКК, и добраться в район похода стало очень затруднительно. Поэтому в 2009 году пешеходная комиссия ЦМКК приняла два решения, направленные на исправление такого несоответствия. Во-первых, Пермская краевая МКК (единственная в европейской части РФ) получила право выпуска пешеходных «шестерок». Во-вторых, после длительного обсуждения, было решено провести тестовый поход 6 к.с. в районе Полярного Урала.
[Spoiler (click to open)]Если заглянуть в учебник «Туризм и спортивное ориентирование» (сост. В.И. Ганнопольский.– М.: ФиС, 1987), то таксон Полярного Урала в нем оценивается в нем до 4 к.с. в пешеходных походах. Причинами этого, скорее всего, были недостаточная информация о районе и преобладающий интерес к отдаленным районам, наподобие Якутии, которые в советские времена были сравнительно доступны для туристов с обычным уровнем доходов. Однако Полярный вполне сопоставим как с Приполярным Уралом, так и с другими таксонами, более высоко расцениваемыми авторами учебника. Несмотря на небольшие абсолютные высоты, многие перевалы и вершины имеют перепад порядка километра, и сложных препятствий в районе тоже достаточно. Фактически, любой кар представляет собой скально-осыпной (а когда и снежный) перевал сложности порядка 2А. Несмотря на то, что большинство вершин имеют хотя бы с одной стороны несложный подход, некоторые являются сложными со всех сторон. Таковы, например, высшая точка хребта Оче-Нырд (1375 м., не менее 2А), Принцесса (2А), вершина 1065 м. севернее оз. Усвато (2Б), вершина 1343 м. севернее оз. Б. Хадытаеганлор (2Б), вершнина 1029 м. в излучине руч. Изъяшор (2Б) и другие. Многие из известных вершин, на которые традиционно ходят по пути 1Б (Лядгей, Хуута-Саурей, Хойдыпэ и т.п.) имеют с других сторон красивые скально-осыпные стены сложности 2А-2Б. Это позволяет группе, как на Народной или Манараге, самостоятельно выбирать сложность восхождения.
Нельзя не упомянуть и такие «отягчающие» факторы, как огромное количество кровососов летом и нестабильную, традиционно довольно плохую погоду. Этим не страдают ни Алтай, ни Саяны, и не надо думать, что комары это что-то малозначительное. Весь день в компании с ними – довольно серьезное испытание психики, а уж весь месяц…
Основными проблемами планирования сложных походов по северной части Полярного Урала являются его сравнительно небольшая ширина (в направлении запад – восток) и отсутствие удобных пунктов для заброски или выброски, кроме южной границы. Там проходит железная дорога Сейда – Лабытнанги, есть несколько поселков, и возможен фрахт вездехода. С запада заброска возможна из г. Воркута, однако, высокие цены на аренду вездехода и большое расстояние являются сдерживающими факторами. В настоящее время вдоль хребта проложена новая проприетарная отсыпная дорога и построен мост через р. Кара, но для проезда по ней нужно особое разрешение. С востока можно забрасываться, используя железную дорогу Обская – Бованенково и транспортные возможности фактории Лаборовая. Однако небольшая ширина хребта исключает походы высокой сложности в направлениях восток-запад или наоборот. Кроме того, она же препятствует разработке кольцевых маршрутов, так как при этом члены МКК и судьи ГСК здраво усматривают возможности забросок и снижения автономности, что недопустимо для походов 6 к.с. Поэтому сложные пешеходные походы обычно проводятся с заброской в среднюю часть района, прохождением «крюка» по его северной, наиболее широкой, части и возвратом на железную дорогу, либо же заходом с железной дороги, аналогичным «крюком» и выходом на Обскую железнодорожную ветку.
Первый успешный поход 5 к.с. в северной части Полярного Урала был проведен в 2002 г. под руководством А.Ю. Королева. С тех пор на чемпионате России было представлено несколько походов 5 к.с. в том районе.
Для повышения сложности нашей группе было рекомендовано включить в маршрут хотя бы одно препятствие сложности 2Б и увеличить количество препятствий 2А. Единственный «каталожный» перевал 2Б на Полярном Урале – перевал МГГ в хребте Оче-Нырд. По карте и по прошлогодним наблюдениям мы предположили подобную сложность еще для нескольких перевалов. На этом основании и сложилась нитка маршрута. Для удешевления заброски мы договорились с владельцами двух колесных вездеходов «Странник», которые согласились завезти нас на оз. Проточное в среднем течении р. М. Уса за 40 тысяч рублей (а не за 60-70, которые требовали владельцы гусеничных вездеходов). Затем планировалось пройти на север до Оче-Нырда, дважды перевалить через него (перевалы Долгушина, 2А, и МГГ, 2Б), пройти перевал 2А у г. Лядгей, посетить оз. Тисненьзато и г. Хуута-Саурей, совершить первопрохождения перевалов 2А-2Б между р. М. Хута и руч. Нярматотане и между оз. Б. Щучье и р. Сэрмалъяха, пройти узел ледников, вершин и перевалов в районах г. Щучья и г. Принцесса, несколько сложных вершин и перевалов в Хадатинском узле, а «на закуску» сделать первопрохождение перевала 2А-2Б южнее г. Хадытаеганлор с последующим выходом в пос. Полярный. Общая протяженность при этом получилась свыше 400 км за 28 дней. Первоначальный состав группы – 9 человек, в т.ч. шестеро мужчин с опытом «шестерок», позволял надеяться на хороший результат.
Однако жизнь и природа внесли некоторые коррективы. Во-первых, состав группы уменьшился до 6 участников, в т.ч. 3 женщин. Вкупе с необходимостью тащить массу веревок, «железа», кошек и 30-дневный запас продуктов, это существенно осложнило первые дни нашего похода, пока рюкзаки не облегчились за счет убывания продуктов. Во-вторых, в это лето на Полярном Урале была такая погода, какой, по словам известного путешественника из г. Печора Н.И. Александрова, не было лет тридцать. Из 30 дней только 6 обошлись без дождя. Поскольку было заявлено много сложных препятствий, пришлось на ходу менять тактику маршрута и выходить на них быстрыми радиальными выходами в редкие «окна» погоды. Хотя и принято считать, что радиальный выход существенно проще сквозного прохождения с грузом, мне кажется, не для всех наших кольцевых выходов такая оценка применима. Например, 20-километровое кольцо с прохождением за один день пер. МГГ (2Б) и пер. Долгушина (2А); кольцо длиной 24 км через два перевала, каньон и с восхождением на вершину 2А дались нисколько не легче, чем сквозное прохождение перевала н/к и первопрохождения пер. Ехо (2А) за один день.
Хребты были покрыты огромным количеством снега (по сравнению с тем, что мы наблюдали в 2002 и 2003 гг.). С одной стороны, некоторые снежники, покрывающие ручьи, ускоряли наше передвижение; с другой – возникла реальная опасность лавин (мы их видели неподалеку от себя) и обрушения снежных карнизов над перевалами. Последние было решено не «протыкать», а, по возможности, обходить по соседним гребням, что увеличивало время (а порой, и сложность) прохождения.
Несколько дней грохотали мощные грозы с проливными дождями, что совершенно нехарактерно для Полярного Урала. Большую часть дней уровень воды в реках был на 0,2 – 0,8 м выше обычного (судя по уровню не обросших водорослями камней), что несколько раз помешало нам переправиться в намеченных местах. Даже небольшой ручей Сангарэйтасё разлился бурной, вполне сплавной рекой. Что уж говорить о вздувшейся Малой Каре, которую даже не стали пытаться перейти в средней части, а ушли в верховья, потеряв целый день. Кроме того, сложность первопрохождений предварительно (по собственным воспоминаниям, карте и чужим отчетам) была определена не совсем правильно. Например, перевал от оз. Б. Щучье на р. Сэрмалъяха при осмотре оказался примерно 1Б, что, вкупе с непогодой, сделало его для нас неинтересным и ненужным. В то же время вершина 1343 м. оказалась сложнее, чем ожидалось, и мы ограничились восхождением на её предвершину 2А.
После короткого «окна» погоды, случившегося утром 12 августа, до конца похода (21 августа) шел почти непрерывный дождь, затем дождь со снегом. Пришлось отказаться от первопрохождения перевала 2А-2Б южнее г. Харнаурдыкев, заменив его на перевал н/к между руч. Изъяшор и правым притоком р. Б. Уса. И это оказался самый трудный перевал за весь поход. Полдня мела плотная метель, дул штормовой ветер. Эти простые слова, к сожалению, совершенно не передают тех ощущений, которые мы испытали в середине августа, прорываясь местами по колено в свежевыпавшем снегу, пригинамые к нему мощным ветром, который швырял в лицо льдистые хлопья… Через день, умученные непрерывным дождем со снегом, вышли к развалинам на р. Б. Пайпудына, и были донельзя рады обнаружить половину почти целой крыши на одном из балков. Набрав вокруг обломков дерева и кусков угля, развели костер прямо внутри останков железного домика и с удовольствием то ли грелись, то ли коптились…
Несмотря на перечисленные сложности, на мой взгляд, поход удался. Нами пройдено 13 перевалов (в т.ч. пер. МГГ 2Б, пер. Долгушина 2А, первопрохождение двух перевалов 2А) и 5 вершин (в т.ч. две – по пути 2А), общая протяженность маршрута составила 379 км, а перепад высот более 20 км. По существующей методике и практике категорирования этого вполне достаточно для похода 6 к.с., хотя, разумеется, последнее слово остается за МКК. В настоящее время создается отчет, который, после оценки МКК, будет представлен на чемпионат России 2010 г.

Вольный ветер № 102, 2011 г.
http://tourism.perm.ru/kristall/otch/116 - http://tourism.perm.ru/kristall/otch/121
https://fotki.yandex.ru/users/bkristall/album/252830/
http://tourism.perm.ru/kristall/pdf/ural2010.pdf (460 МБ)

О безопасности и выживании
zxenon
Свои очередные рассуждения о перспективах деятельности и существования спортивного туризма (СТ) я хотел бы начать с двух утверждений.
Первое. В России люди ходили, ходят и, в обозримом будущем, будут ходить в походы. Независимо от признания их спортсменами, от существования каких-либо управляющих структур, от – а вернее, вопреки – решениям административных и законотворческих органов.
Второе. В походах люди умирали, умирают и будут умирать. Увы. Много меньше, чем в своих квартирах, на работах, на рыбалках, но будут. В конце концов, люди смертны.
[Spoiler (click to open)]В последнее время с подачи чиновников Минспорттуризма крепнет идея повышения ответственности всех и вся за смерти и несчастные случаи в походах. К совершенно неосуществимым предложениям о государственной аккредитации руководителей групп прибавляются высказывания о том, что основную ответственность за нештатные ситуации на маршрутах должны нести маршрутно-квалификационные комиссии (МКК). Очень странно, что в числе источников подобных тезисов замечены опытные и маститые туристы, руководители туристских организаций.
За чиновников не обидно: они вечно не в курсе дела. Им совершенно непонятно, что это за странный вид спорта, где судья не имеет возможности наблюдать за соревнованиями, где существуют две организации, имеющие право выдвижения на разряды (федерация и МКК – на основании п. 5 Положения об МКК), и в другие особенности вида им вникать некогда. Тревожно, что высокопоставленные туристы явно недооценивают последствия своих радикальных предложений.
Вдумаемся. На чем держится спортивный туризм? На походах. Расслоение мнений на Совете ТССР в апреле 2009 г. четко показало отношение к разным ответвлениям, типа «дисциплины дистанция» (или, по-старому, турмногоборья, ТМ), как старых туристов, так и «походной» молодежи. Вопрос выделения ТМ в отдельный вид при обсуждении был подавлен теми, кто сочетает (или же давно оставил) походы с руководством и проведением соревнований по ТМ на территориальном уровне. Действительно, если убрать из ТМ походы, убрать оттуда туризм не только de facto (как оно и есть на самом деле), но и юридически, станет совершенно непонятно, что это за такой условно-прикладной вид спорта и к чему он прикладывается. Еще раз вернусь к стартовым постулатам: люди ходят в походы. В походы – а не на соревнования, которые служат не более чем приятным дополнением к ежегодному нетерпеливому ожиданию рюкзака на спине или весла в руках.
Для чего нужны, чем занимаются федерации туризма? ТМ, массовыми мероприятиями, пропагандистской и представительской деятельностью, учетом работы самостоятельных туристских организаций… еще, бывает, распределением денег. Походами, соревнованиями походов, кадровой работой, в том числе, привлечением новых людей в туризм (в походы!), присвоением разрядов, выдачей значков «Турист России» занимаются МКК. Я не пытаюсь противопоставлять федерации и МКК. Но, согласно п. 1.2, 2.1 и 2.2 Положения, роль ТСО в развитии походов исчерпывается принятием решения о создании МКК. Дальше Положение никак не связывает работу ТСО и МКК, кроме п. 4.2, на практике не выполняемого. МКК также может быть создана по решению любой ТСО соответствующего уровня, совсем не обязательно это должна быть федерация. Мне кажется, что само существование федераций – это такая же уступка федеральному спортивному ведомству, как и обзывание членов МКК «судьями маршрутной квалификации». Работа федераций близка и понятна именно местным администрациям и спорткомитетам, поскольку мероприятия имеют ощутимый социальный «выхлоп», привлекают много людей и проводятся вблизи от города. Никто не оспаривает полезность федераций туризма, но – не для развития походов, без которых спортивный туризм существовать не может.
(Мнение, что МКК является одной из комиссий создавшей ее федерации, широко распространено, но не подтверждается ни одним нормативным документом! Положение не предусматривает никаких управляющих воздействий со стороны ТСО. Даже отчетность должна подаваться в вышестоящую МКК согласно п. 4.6, что и образует иерархию комиссий. Вот обязанности ТСО перед МКК четко прописаны в п.4.2. Поэтому для меня вопрос «кто главнее», если уж возникает необходимость его поставить, пока остается открытым.).
Еще раз основные тезисы: люди ходят в походы, походами занимается МКК.
Собственно, этого никто не оспаривает. Наоборот, всемерно пропагандируются обращения в МКК, при любом несчастном случае первый вопрос – а была ли заявлена группа в МКК и МЧС. Перед МКК регулярно ставятся задачи повышения процента заявленных групп по сравнению с «дикими». Однако звучат и другие мнения.
Читаем статью В.С. Блажевича в «ВВ» № 93 об известном печальном случае на Онеге: «… я бы вывел их из МКК лет на пять, чтобы они поумнели и стали задумываться, прежде чем подписывать маршрутные книжки», «…члены МКК, подписавшие «маршрутку», должны нести ответственность» и так далее. Подобными фразами достаточно насыщены были и выступления на Совете ТССР в апреле 2009 года.
Начитавшись и наслушавшись, посмотрим на ситуацию глазами члена или председателя МКК, к которому пришла выпускаться на весенний сплав группа. Вроде бы у них все нормально, в списке снаряжения перечислены жилеты, спасконцы и все прочее. Вроде бы и река знакомая, по ней десятки групп за весенний сплав проходит. Но вдруг именно у этой группы что-то случится? А мне – отвечать? Э, нет. Давайте-ка через неделю проверку на местности устроим, потом соберемся и коллегиально… Ну и что, что вы собираетесь послезавтра выходить? Ну и что, что реки только вчера вскрылись, а праздники короткие?..
(Трагедия 9-11 мая 2009 г. на реке Вильва в Пермском крае, где из-за ремонта газопровода прошлой осенью образовался сложный техногенный порог, унесший к моменту написания статьи минимум 9 жизней, лишний раз подтверждает, что даже самая известная река способна преподносить неприятные сюрпризы. Что уж говорить о горном походе, где сход одиночного камня вообще мало предсказуемое событие…)
Согласно Положению, МКК, строго говоря, не обязана выпускать даже группу с идеально оформленными документами. Решение МКК – результат субъективной, экспертной оценки. Причем для походов 1-2 к.с., наподобие упомянутого сплава по Вильве,– оценки одного человека (п. 4.9 Положения). В случае если подпись сможет повлечь действительно неприятные последствия, ее просто никто не будет ставить.
Положение, конечно, несколько отстало от жизни. Реально использовать его в работе можно только фрагментарно. Например, нежизненны п. 3.1: «МКК… контролирует (разве что «учитывает» – авт.) прохождение группами контрольных пунктов»; «члены МКК принимают участие в качестве экспертов при лицензировании организаций и фирм»; п. 4.2: «ТСО для организации деятельности МКК предоставляют им материальные и финансовые ресурсы, обеспечивая их: помещением; туристской, географической, краеведческой, гидрометеорологической и другой литературой, картографическими материалами; наглядными пособиями (плакатами, картами, схемами и др.), средствами демонстрации слайдов, видеофильмов и др.; списками адресов и телефонов спасслужб и отрядов; руководящими документами по спортивному туризму; бланками туристской маршрутной документации установленных образцов…»; п. 4.24: «МКК имеет право заверять паспорта туристско-спортивных судов и других технических средств передвижения туриста, проводить их технический осмотр, давать заключение на допуск к эксплуатации перед туристским сезоном» и некоторые другие пункты Положения заставляют относиться к этому документу довольно осторожно. Система управления спортивным туризмом вообще довольно сложна и регламентируется все менее адекватными документами, создаваемыми в угоду административным органам. Хотя их ответная доброжелательная реакция, мягко говоря, не всегда заметна.
В реальности большинство МКК – добровольные объединения людей, отличающихся чрезвычайно высокой социальной ответственностью, которые без какой-либо поддержки все же находят время и ресурсы на поддержание спортивного туризма в организованном виде. Это 1) консультативный; 2) оценочный; 3) повышающий безопасность путешествий орган, предоставляющий потенциальным туристам услугу, которой они могут воспользоваться. А могут не воспользоваться. Ведь даже сообщение о походе в МЧС опционально. Ст. 27 Конституции РФ разрешает гражданам передвигаться по нережимной территории так, как они сами того хотят. В том числе, не обозначая формально руководителя, чтобы и ему не грозила лишняя ответственность.
Если начать поднимать безопасность в туризме надменными окриками сверху, взысканиями и, как предлагают, уголовным преследованием, можно ожидать, что члены МКК вежливо извинятся перед окружающими и печально констатируют, что у них больше нет свободного времени на общественную работу.
Это будет концом организованного спортивного туризма.
Никакие федерации, массовки на природе и посиделки в клубах не удержат тех, на ком по-настоящему держится спортивный туризм: закоренелых руководителей (обычно являющихся и членами МКК тоже), способных водить сложные, самые привлекательные походы. Им МКК давно не нужна в том смысле, что все формальные высоты давно достигнуты. Однако сами они потеряют право брать участниками новых людей как не имеющих подтвержденных походов низких категорий сложности. Эти походы просто некому будет подписывать. Участники пьяных весенних сплавов на полном основании скажут, что им теперь негде выпускаться – не ехать же в областной (или соседний областной) центр из-за справок о походе продолжительностью несколько дней! Фантазировать можно бесконечно, но всю глубину предстоящего краха, боюсь, можно будет ощутить только постфактум.
В условиях жесткого прессинга со стороны спортивного руководства страны, падения общественного признания туризма как спорта и увлечения, роста популярности «быстрых» успехов (наподобие экстремальных покатушек на веревках) у молодежи, просматривается не так уж много путей сохранения хоть какой-то организованности в спортивном туризме. Все они, на мой взгляд, связаны с развитием системы МКК безотносительно существования федераций вообще, и уж, во всяком случае, исключают нажим, принуждение и «администраторское» повышение уровня ответственности за общественную работу.
С одной стороны, услуга МКК должна стать более востребуемой. Такой эффект могут дать упрощение и приведение к современному виду нормативных документов (в том числе, запутанных методик оценки сложности маршрутов), расширение полномочий МКК в плане легализации успешно пройденных походов, увеличение ассортимента атрибутики (наподобие «Барсов Алтая» и «Туристов России») и других промоутерских действий. Как вариант, я неоднократно предлагал упростить процедуры заявки и оформления документов созданием единой информационной системы государственной регистрации спортивных туристских походов, и сейчас над этим работаю в инициативном порядке.
С другой стороны, необходима смена отношения к МКК внутри системы управления спортивным туризмом. Если МКК выпустила поход, члены комиссии дали бесплатные консультации, сделали замечания, нашли время вдуматься в чужой маршрут – они молодцы. Дальше следует отследить вход и выход с маршрута, если что-то пошло не так – уведомить МЧС, где есть вертолеты и люди, получающие зарплату за оказание помощи. Более того, только МКК может сделать это профессионально и точно, поскольку досконально рассматривала маршрут и знает его не хуже руководителя. Ни родственники, ни работники МЧС никогда не располагают такой информацией. Разумеется, ни о какой ответственности за не вписанные в маршрутку особые указания (там, в конце концов, не так уж много места, чтобы все возможные осложнения перечислять), за неуказанные запасные варианты (в маршрутке совсем не предусмотрено место для них), за разгильдяйство участников или форс-мажорные обстоятельство не должно идти и речи. Разве может член МКК быть наказан за то, что участник на сплаве перестарался с горячительными жидкостями, или у него развязался шнурок не вовремя, или местные жители обстреляли катамаран с берега из огнестрельного оружия (случай обсуждался в форуме сервера «Скиталец»)?..
Безусловно, МКК, в соответствии с п. 3.1 и п. 4.5 Положения, обязана добросовестно, в той или иной степени, проверить готовность группы, оценить категорию сложности маршрута, указать руководителю на слабые места в подготовке, отслеживать задержку группы на маршруте и так далее. Но вопрос о том, выпускать ли группу на маршрут, если члены МКК не согласны с мнениями руководителя, уже не так прост. С одной стороны, как-то обозначить несогласие необходимо. Но совсем не выпущенная группа, скорее всего, на маршрут все равно выйдет, а вот в документы МКК уже не попадет. Следовательно, никто не будет представлять, где группа находится, беспокоиться о своевременном выходе с маршрута, и безопасность, в целом, только пострадает. Переход к заявительной системе обращений в МКК (наподобие системы уведомлений МЧС) от существующей разрешительной, возможно, решит подобную проблему. И кстати, снимет некоторые другие препятствия на пути повышения спроса на услугу, оказываемую руководящими туристскими органами.
Подытожу. Иерархическая система МКК – единственная основа существования спортивного туризма как вида спорта, как общественного движения, как социальной группы единомышленников. Только сохраняя и развивая маршрутно-квалификационные комиссии, повышая уважение общества и самих туристов к ним (а не стискивая рамками неотвратимой ответственности), создавая условия для их деятельности можно сохранить в спортивном туризме некоторую организованность, повысить безопасность походов и удовольствие людей от их прохождения.
В том числе – иногда!– спасая им жизнь добрым советом.

Вольный ветер № 94, лето 2009

Емельяновская пещера
zxenon
Эх, а бревна-то, оказывается, просели. Как вылезать-то будем?
Вход в некоторые пещеры значительно сложнее, чем сама пещера. Например, из Медвежьей, в Кизеле, можно вылезти только по лесенке или веревке через дырку в привходовом куполе. Вот и Емельяновская пещера, находящаяся неподалеку от станции Углеуральской, начинается купольной воронкой. Добрые люди когда-то набросали под купол бревен, и пять лет назад мы достаточно легко поднялись обратно, но бревна-то, оказывается, просели. А по старой памяти, жумаров не взяли, только веревку. Ладно, навяжем узлов, чтобы руки не скользили, да вылезем.
Read more...Collapse )

Усьва
zxenon
На Усьве скалы - сто метров высотой.
Не раз бывало, что негде встать ногой,
А коль при этом с зуба соскочит зуб,
Тогда - с приветом, встречай тебя внизу.
        Стоит стена с сучками и травой.
        На ней сосна, не скучно ей одной:
        Любой турист, когда по стенке поползет
        Хоть вверх, хоть вниз, сосну ту обоймет.
В колодезном провале меркнет свет.
Мысль об одном - "Долезу или нет?"
Но чувство стадное свою играет роль:
Смотреть отрадно, как вскарабкался - герой!
        Там желобок, в нем камни, серый лед.
        Падешь на бок, когда нога скользнет,
        Момент инерции превысит силу трения,
        И вниз начнется очень быстрое движение.
Спускаясь вниз, клади в карман примочки.
Раздался визг, и мчат на пятых точках.
Внизу тепло в палатке и уют.
Все, пронесло - пусть скалы нас поймут.

1987.

Поздние примечания:
1. Конечно, момент инерции не может превысить силу трения - зато звучит хорошо и солидно.
2. Один язвительный штабист утверждал, что "скалы" в последней строке надо заменить на "девки", но я с ним не согласен - слишком уж невинны мы тогда были.

Караульная сопка
zxenon
— За водой пойдешь – пистолет с собой возьми,– напутствовала четырехлетняя Лиза бабушку.
И вправду, вокруг избушки «на косе», как ее называют жители Вёлса, в сорока километрах от поселка, густо натоптала следов крупная рысь. Мало ли, что зверю в голову взбредет, пока вся остальная часть группы ушла на  Караульную сопку? Рысь считать умеет, решит, что одна женщина с ребенком – легкая добыча…
[Spoiler (click to open)]Восьмого января 2016го года в верховьях реки Вёлс потеплело до минус 24 градусов. Мощные ветры, что пытались сдуть нас с двух предыдущих вершин в этом походе, поутихли – над Мартаем уже не так привольно развеваются снежные ленты. Самое время перед выходом в цивилизацию подняться еще на что-нибудь интересное.
Караульная сопка – небольшая гора южнее хребта Мартай на севере Красновишерского района Пермского края. Она мало посещаема туристами. Отсюда до поселка Вёлс по реке порядка 50 километров, да от реки еще тропить по буреломному лесу километра три до начала подъема. Дальше начинается крутой лесистый склон, тоже местами загороженный упавшими стволами; подниматься по нему приходится «змейкой», нарезая лыжню то влево, то вправо от направления на вершину. Снег в этом году сухой, похожий на песок. Он охотно оползает в пробитую первым человеком лыжню, и второму приходится за ним дотрапливать, а вот следующие туристы борются уже только с крутым подъемом. Местами тропильщик, отчаявшись найти пологий участок между деревьями и скальными выходами, сквозь зубы выдает несколько сложносочиненных предложений и начинает набивать вверх ступеньки. Получается слишком круто, а ведь еще спускаться тут потом.
Но эта, затерянная в глухом лесу, вершина стоит таких усилий. Большинство североуральских гор представляет собой более-менее украшенные одиночными скалками «кучи», курумниковые осыпные возвышения. Они могут быть крутыми или пологими, с плоской или заостренной вершиной, знаменитыми (как Конжак) или не очень, но все равно обобщающая их характеристика – «осыпная». А на вершине Караулки высится несоразмерно огромный гребень из вертикальных скал высотой 20-30 метров каждая. Зимой они плотно заштукатурены твердыми снеговыми наносами и в лучах низкого полуденного солнца смотрятся совершенно фантастически – хоть издали, с реки, хоть вблизи. Конечно, особенно приятно их видеть, когда доползаешь до них, весь в поту, по вышеописанному склону, когда через покляпые, причудливо изувеченные снежными шапками силуэты редких берез и елок вдруг ослепительно мелькнет грандиозный белоснежный зуб на фоне темного, не по-январски синего зимнего неба.
Влезть на зубчатку удалось только на самой южной оконечности, где она ниже всего и прорезана глубокими щелями. На север открылся впечатляющий вид на хребет Мартай, от середины и выше укрытый перетекающей через него тучей; на юге такие же тучи потихоньку начали закрывать солнышко. Так очень редко бывает, чтобы Гора позволила посмотреть ее при хорошем свете, а потом как бы намекнула, что не пора ли вам, ребята, в обратный путь. Как правило, Горы обожают дразниться. Залезешь на нее в густом молоке, ни вида, ни неба, а на спуске вдруг молниеносно рассосутся тучи, и великолепная вершина четко прорисуется в небе, хоть снова на нее лезь. А сегодня, когда мы вдоволь налазались, наснимали кучу красивых фотографий, вдруг пропали контрасты, «зубы» затянуло сначала розоватой патиной, а потом они и вовсе слились с серым небом; что ж, пора в обратный путь.
Совершенно отдельное удовольствие после зимнего восхождения заключается в опасном и быстром спуске где по лыжне, где по целиковым сугробам крутого склона. Главное тут – не пытаться объехать одну и ту же елку двумя ногами с разных сторон… Что немаловажно, у всех нас это получилось. Собравшись внизу, у начала лесной лыжни, перевели дух и не спеша заскользили к реке, по пути перебираясь через обтоптанные на подъеме буреломные завалы.
К избе вышли, когда небо уже плотно посерело на закате. Закончился предпоследний день традиционного новогоднего похода, в этом году проходившего между поселком Вёлс и заброшенным Сибиревским прииском. Помешивая супчик в котле, висящем над костром, мы радовались и печалились окончанию похода, вспоминали и планировали, морщились от дыма и пили холодный зимний воздух… жили, в общем. Как всегда живем в походах, другой, совершенно отличной от городской жизнью. На завтра оставались мелочи – выскочить сорок километров до поселка, завести промороженную машину и полтораста километров не слетать с завьюженной дороги…

Новая Городская газета, январь 2016
https://fotki.yandex.ru/users/bkristall/album/496477/

О написании рефератов
zxenon
Реферирование как одна из форм учебно-научной работы широко распространено как в школе, так и на младших курсах института. Собственно, написание обзора – неотъемлемой части любой исследовательской работы – мало чем отличается от написания реферата.
Read more...Collapse )
Опубликована в конференции "Решение", 2014

Подарок
zxenon
Я хочу подарить тебе горы:
Белый снег на северном склоне,
Водопадов и скал узоры,
Ручеек, леденящий ладони.

Я хочу подарить тебе счастье:
Песнь победы и плач поражений,
Радость солнца и скуку ненастья,
Ощущение ярких свершений.

Я хочу подарить тебе память,
Чтобы сердце согрело в печали.
Как повеет дурными ветрами,
Вспомни край, где вершины венчали

Занесенные лесом долины,
И бескрайнего неба просторы,
Жаркий день и холодные ливни -
Я хочу подарить тебе горы.

Как жить дальше?
zxenon
В последнее время в кругах спортивных туристов все настойчивее звучит в обсуждениях вопрос «что же дальше?» и его варианты. Что делать, чтобы преодолеть негативное государственное влияние на развитие любимого увлечения в стране? К чему вести спортивный туризм (СТ), какие стратегические цели разумно поставить? Какие тенденции наметились в развитии, что в них позитивного и негативного? Косвенно этот же вопрос ставит редактор «Вольного ветра», критикуя председателя московской ФСТ за неправильный выбор приоритетов в развитии крупнейшего в стране клуба. В то же время на верхнем уровне управления ФСТР подобные вопросы если и задаются, то на уровень широкого обсуждения не выносятся. Однако без понимания, к чему хотелось бы придти, невозможно планировать действия по достижению целей развития. Поэтому я решил изложить свои взгляды на этот вопрос и предложить их читателям, возможно, последнего выпуска этой замечательной газеты.
Read more...Collapse )

Опубликовано в "Вольном ветре" №130, 2016.

Красота спасет?
zxenon
Спортивное руководство России в последнее время всё настойчивее отворачивается от спортивного туризма как вида спорта. В течение многих лет не присваиваются звания мастеров спорта за походы, выдвигаются странные требования по повышению уровня профессионального образования руководителей походов, аттестации их в качестве спасателей и т.п. Не утихают битвы за безопасность проведения походов. Причём само Минспорттуризма России фактически самоустранилось из этой работы и никаких действий  для решения проблемы не придпринимает. Ситуация всё больше приближается к той, что имеет место в промышленной безопасности, где главное – вовремя получить роспись работника в журнале инструктажа. Кроме того, спортивные чиновники выдвигают требования о наличии у группы медицинского допуска, страховки (вплоть до покрытия расходов на вертолёт), спутникового телефона и прочие малореальные вещи. Так и представляю себе группу студентов-первокурсников на пятидневном сплаве – с допуском, страховкой, GPS-ом, «спутниковиком», а для детской группы так ещё и Роспотребнадзор должен все стоянки на речке принять -- проверить, выкосил ли там траву руководитель группы, распугал ли мышей, сдал ли воду на анализ... Чем-то это напоминает правила дорожного движения, одинаковые на Кутузовском проспекте и в глухой деревне Дудукино. Согласно им, только «при отсутствии в зоне видимости перехода или перекрёстка разрешается переходить дорогу под прямым углом к краю проезжей части». То есть работник ГАИ может встать в любой деревне неподалёку от перекрёстка и законно штрафовать каждого жителя, переходящего в другом месте улицу, по которой машины ездят раз в год по большим праздникам.
Read more...Collapse )

Опубликовано в газете "Вольный Ветер", 2012

О целях и других атрибутах учебно-научных работ
zxenon
Знакомясь с учебно-научными, исследовательскими и проектными работами школьников, невольно обращаешь внимание на то, что в большинстве из них неверно сформулированы основные классифицирующие признаки работы: проблема, цель, гипотеза, задачи, новизна, актуальность, практическая значимость.
[Spoiler (click to open)]Так в работах, поданных на конференцию http://www.uchetnirs.bf.pstu.ru/sait/conf.html "Решение-2012", наряду с правильно сформулированными целями и задачами, можно найти неудачно сформулированные цели:

  • целью работы является создание информационной площадки для студентов…

  • цель: создание трансформатора Тесла в домашних условиях…

  • цель: изучение системы программного обеспечения и разработка программной оболочки для проведения универсальной интеллектуальной игры…

  • цель: создание хозяйства по производству перепелиного яйца…

  • целью работы является создание программы для домашнего пользования…

и так далее. Это – не цели. Это, на самом деле, задачи, решение которых будет вести к достижению цели (повышение оперативности информирования студентов, облегчения / ускорения проведения игры или получения информации, получения прибыли и т.п.). Иначе говоря – это средства, создаваемые в ходе работы, с помощью которых будет достигаться какая-то цель.
Любая работа – научная, учебно-исследовательская, проектная – направлена на решение каких-то проблем. В «чистой» науке целью любой работы является преодоление неполноты научного знания о каком-то объекте, процессе или явлении, очевидное противоречие известных знание или что-то подобное. При этом предполагается, что эта неполнота чему-то мешает, сдерживает развитие какой-то практики, и очень редко – что преодоление этой неполноты самоценно (наподобие доказательства великой теоремы Ферма). Однако школьники и студенты чаще занимаются «прикладной» наукой. Здесь, однозначно, целью работы может и должно быть решение какой-то проблемы: общественной, экономической, производственной, педагогической и так далее. Исключение составляют практические цели-идеалы: гармоничное развитие личности, физическое и духовное оздоровление человека и общества и т.п. Однако и в этом случае цель вполне можно сформулировать как решение какой-то проблемы.
Для учебно-исследовательских работ вполне нормальной проблемой является субъективное незнание автора, его низкий уровень знаний. Ставя цель «повысить свой уровень знаний в…», автор честно признается, что никакого нового знания создавать не собирается, либо это будет побочный и не слишком значимый продукт работы, но планирует узнать что-то новое для себя, обычно, существенно выходящее за пределы школьной программы или обыденного круга знаний.
Формулировка цели, кроме ответа на вопрос «что планируется достичь?», обычно включает в себя (или однозначно подразумевает) основные средства, при помощи которых этой цели можно достичь, и критерии проверки того, что цель достигнута. Например, из других работ конференции:


  • Целью данной работы является экономия природного газа (проблема) за счет максимального использования (средства) внутренней энергии процесса…

  • Цель работы: познакомиться с различными способами изготовления бумаги, сравнить свойства фабричной и самодельной бумаги… («чистая» цель, решаемой проблемой является то, что исследователь в начале работы не знаком с этими способами и свойствами)

  • цель работы – сократить трудозатраты и расходы (проблема) на получение рецепта с заданными свойствами… (средства подразумеваются, так как речь идет о разрабатываемой автором информационной системе)

  • цель: возможность (проблема: раньше это было невозможно) использования материала и презентации (средство достижения цели) по теме «Наша Солнечная система» на уроках…

и так далее. В этих целях «скрыты» так же критерии, по которым можно судить о достижении целей: насколько уменьшился расход газа, сколько способов узнал, насколько сократились трудозатраты, появилась ли возможность.
Тем не менее, главное при формулировке цели – ответить на вопросы «что будем делать?», «для чего?» и «как, в целом, будем делать?» правильно и полно, иначе потом невозможно будет связать с целью актуальность и практическую значимость.
Практическая значимость работы – ответ на вопрос, почему эта работа нужна. Это обоснование важности не самой работы, а решаемой проблемы. Почему эту проблему надо решить? Для кого это важно? Отсюда следует: кто может использовать результаты работы?
Актуальность работы – ответ на вопрос, почему эту работу надо делать сейчас, а не завтра и не через год. Это обоснование своевременности не самой работы, а потребности общества именно сейчас, в ограниченные сроки решить поставленную в «цели» проблему.
Иногда, когда это уместно, автор до начала работы может сформулировать гипотезу, то есть свое предварительное представление о том, что будет достигнуто в ходе работы. Это представление потом, в заключении работы должно быть подтверждено или опровергнуто. Например, в работах «Решения-2012» можно выделить несколько как удачных гипотез:


  • Гипотеза исследования: солнечный свет, регулярный полив и теплый воздух оказывают положительное влияние на рост и состояние комнатных растений.

  • Гипотеза: на рост и развитие красноухой черепахи влияют продукты питания.

  • Гипотеза: если мы создадим в городе доступную среду, то поможем многим людям получить новые возможности для проведения досуга с семьёй (менее удачная: сложно измерить эти «новые возможности»).

Так и совершенно неудачных, «притянутых за уши» гипотез:

  • Гипотеза исследования: реставрация старых пленок и фотографий возможна в домашних условиях при наличии относительно недорогого прибора, изготовленного своими руками (это не гипотеза, а цель работы – суметь в домашних условиях реставрировать пленку).

  • Гипотеза исследования: бумагу можно изготовить в домашних условиях, если измельчить старую бумагу, размочить ее, а затем высушить под прессом (это не гипотеза, а изложенный в виде «гипотезы» общеизвестный факт, по совместительству – план работы).

  • Гипотеза исследования: физические законы и явления могут быть использованы для объяснения процессов, происходящих на кухне (то же самое: общеизвестный факт, не требует доказательства).

  • Гипотеза: мы предполагаем, что англицизмы в текстах современных СМИ на современном этапе развития общества неизбежны (как измерить эту неизбежность? Как проверить, выполнена гипотеза или нет?).

  • гипотезу: социальные сети оказывают негативное воздействие на психику подростка (как проверить, измерить негативное взаимодействие? Какой «обобщенный» подросток имеется в виду, как выделить его из множества подобных?).

На самом деле, в большинстве работ (особенно учебно-исследовательских) гипотеза не нужна вовсе. Для таких работ гипотезой является то, что правильно сформулированной цели можно достичь усилиями автора работы. Иногда ее формулируют явно, например «мы сформулировали следующую гипотезу исследования: точно следуя авторской методике, можно за 6 недель научиться подтягиваться 25 раз», но это повторение слов, не приносящее в работу нового содержания.
Цель и гипотеза уточняются понятиями «объекта» и «предмета исследования». Обычно «объект» это процесс или система, выделенная исследователем из окружающего мира. Определение объекта выделяет предметную сферу исследования. «Предмет» исследования – те существенные детали объекта (элементы, связи, отношения, закономерности), которые станут непосредственно изучаться, так сказать, «срез» объекта в определенном ракурсе исследования. Несколько расширительно толкуя эти определения, можно поставить для объекта вопрос «где, в пределах чего изучаем?», а для предмета – «что именно изучаем?». Вот примеры удачных и неудачных определений объектов и предметов исследований.
Удачные:


  • Объект исследования: улицы, тротуары, входы в общественные места и учреждения города Соликамска. Предмет исследования: наличие условий для обеспечения доступа людям с ограниченными возможностями.

  • Объектом исследования является красноухая черепаха Мотя. Предмет исследования: влияние продуктов питания на жизнедеятельность красноухой черепахи (не очень удачно: предмет – жизнедеятельность черепахи или, более точно, ее пищеварение).

  • Объект исследования – рассказ Л. Улицкой «Бумажная победа». Предметом исследования является художественное пространство в идейной структуре указанного произведения.

  • Объект исследования – лирические произведения Державина и Пушкина, мотивно-образная структура которых связана с образом Музы. Предметом исследования является художественный образ Музы в его эволюции

Неудачные:

  • Предмет исследования: мой организм и его свойства. Объект исследования: процесс обучения подтягиванию согласно авторской методики («предмет», на самом деле – объект; предметом является либо физическое развитие, либо динамика его изменения).

  • Предмет исследования – комнатные растения. Объект исследования – влияние солнечного света и воды на рост комнатных растений (объект и предмет сформулированы правильно, но перепутаны местами).

  • Предмет исследования: стихотворения соликамских поэтов-калийщиков. Объект исследования: влияние стихотворений на духовный облик молодежи Соликамска (предмет и объект, как минимум, перепутаны местами; вероятно, «объект» – духовный облик, а «предмет» – влияние стихотворений на него).

  • Объект исследования: процесс заимствования англицизмов в текстах СМИ. Предмет исследования: англоязычные заимствования в текстах СМИ (объект и предмет перепутаны местами).

Вместе с «объектом» и «предметом» иногда разумно сформулировать идею и замысел исследования. Идея – мысль, общее представление исследователя о путях и способах решения проблемы, возникающее без каких-то видимых обоснований: догадка, интуитивное озарение, которые требуют последующей проверки (для этого, собственно, и делается работа). Замысел – начало воплощения идеи, ее мысленное превращение во что-то конкретное. И идея, и замысел крайне редко уместны в учебно-исследовательских работах.
Для достижения цели надо пройти какие-то шаги, сделать какие-то конкретные действия. то есть решить задачи исследования. Формулировка задачи должна быть конкретной, содержать явные или неявные указания на средство проверки того, решена ли задача. Часто приходится включать в «задачи» неконкретные вещи, типа «проанализировать литературу», «ознакомиться с понятиями», но тогда автор должен быть готов отвечать на конкретизирующие вопросы, например: какие методы анализа использовались? в чем заключается результат ознакомления? и т.п. Совершенно излишне включать в задачи очевидные шаги научного исследования, такие как «сформулировать гипотезу исследования», «сделать выводы» и.т.п. Таким образом, «задачи» должны однозначно и непротиворечиво отвечать на вопрос: что, с точки зрения автора, надо конкретно сделать для достижения поставленной цели, то есть решения актуальной и практически важной проблемы. При этом задач не должно быть слишком много (обычно считается, что 8-10 – это уже избыточно). Во «взрослых» работах, начиная от кандидатской диссертации, как правило, не обходится без четырех основных задач: 1) исследовать (что конкретно, каким образом); 2) построить теорию (модель, алгоритм); 3) исследовать, апробировать построенную теорию аналитическими или опытно-экспериментальными средствами; 4) применить теорию к практике и получить главное ее подтверждение («практика – критерий истины» (С) К.Маркс). В «детских», учебно-исследовательских работах
Следует отличать «задачи исследования» от функциональной спецификации изделия, если оно создается в ходе работы: информационной системы, программы, теста, презентации и т.п. Последние так же отвечают на вопрос «что делать?», но – что будет делать изделие, решая поставленную проблему, а не что будет делать автор работы, создавая изделие для решения проблемы.
Когда всё вышеперечисленное есть, можно переходить к называнию работы. Название (тема) работы, в идеале, должно содержать проблему, (объект и) предмет и основное средство исследования. Кроме того, название должно быть кратким и «читаемым». Понятно, что эти требования находятся в противоречии друг с другом, но необходимо искать компромисс. Что касается краткости, то обычно максимальный объем названия – две строки (это «неписаное», нигде не зафиксированное правило). В.И. Загвязинский приводит в своей замечательной книге[1] следующую эволюцию названия одной и той же работы:


  • Эстетическое воспитание школьников.

  • Эстетическое воспитание младших школьников на уроках математики.

  • Выявление и использование (процесс!) развивающего потенциала математики (средство!) в эстетическом воспитании (предмет!) младших школьников (объект!).

Разумеется, название не должно противоречить содержанию работы. В «Решении-2012» подобные казусы встречались: в названии – реставрация фотопленок, по смыслу – оцифровка; в названии – «Многовариантные задачи», по смыслу – подготовка пособия для старших школьников по решению задач; в названии – «Загрязнение атмосферного воздуха», по смыслу – вредные свойства и нейтрализация хлорида водорода и т.п.




[1] Загвязинский, В.И. Исследовательская деятельность педагога. М.: ИЦ «Академия», 2010.– 176 с.
Опубликовано в конференци "Решение", 2013

?

Log in