Варианты будущего в высшем образовании

kovi

Ну вот, рупоры электронных СМИ разнесли новость, которую уже давно передают шёпотом директорам школ. Может быть, её теперь можно обсуждать, не опасаясь привлечения к ответственности за фейк о КВ. А может, и нельзя, но время такое. Конец учебного года, надо планировать будущий год. А как? Итак.



[Прочитать]Предусматривается проведение с 1 сентября 2020 года по 31 декабря 2022 года эксперимента по внедрению целевой модели цифровой образовательной среды». Новую систему проверят в 14 регионах страны, в том числе в Челябинской и Тюменской областях, а также в ЯНАО и Пермском крае.
Подготовить проект о совершенствовании системы дистанционного образования в стране ранее поручил президент России Владимир Путин. Такая инициатива связана с тем, что в конце учебного года многие школы вынужденно перешли на онлайн-обучение из-за пандемии коронавирус (https://ura.news/news/1052438219)
По 31 декабря две тысячи ДВАДЦАТЬ ВТОРОГО года, кто проскочил эту дату и не заметил.
Я в курсе, что министр Р.А. Кассина через день после опубликования проекта объявила, что школьники Пермского края пойдут в школы 1 сентября 2020. К сожалению, сейчас такие заявления мало что значат, а ответственности за неисполненное никто не несет, потому что для безопасности. Как и за прогнозы, что Россия спасла 80 тысяч жизней самоизоляцией, или что в Британии должно было умереть 550 тысяч.

Что пандемии (порядка 5% одновременно болеющего населения) и эпидемии (порядка 1%, не забывать про одновременно) статистика не наблюдает ни в мире, ни в РФ, мало кого волнует. Судя по всему, ограничительные меры принятые для безопасности (ужасное слово, чего только нельзя натворить, опираясь на него), приняты всерьез и надолго. Все эти маски, закрытые столовки и выездные визы. Конечно, высшее образование не отстанет от общего, единодушно поддерживая и одобряя нарастающие тенденции развития банальной эрудиции в условиях парадоксальных иллюзий. Скорее всего, с 1 сентября система образования продолжит имитировать образование, система здравоохранения продолжит закрывать одно за другим отделения больниц для безопасности, старательно вылечивая 100 человек на город от КВ, правоохранительная система... ну вы поняли. Прежде, чем планировать задачи на будущее, надо подумать, к чему это приведет. Конечная цель ведь известна – экономия бюджета, оставшегося из-за нефтяных и газовых войн почти без пополнения. Видимо, поэтому РФ стала единственной страной, где борьба с КВ включает введение новых налогов и повышение старых.
Просматривается следующая последовательность событий.
1. Ведущие ВУЗы охотно предоставляют возможность доступа к своим онлайн-курсам любым студентам, то ли забирая часть финансирования от их собственных ВУЗов, то ли вообще бесплатно. Это не важно, и вот почему.
2. Студенты ВУЗов начинают мигрировать на чужие онлайн-курсы. Они имеют на это право, более того, министерство еще до КВ мягко к тому подталкивало. Причин две. А. Собственные системы дистанционного образования (СДО) далеки от совершенства. Например, наша – великолепно, очень здорово, что она есть! но – для ВО не подходит совершенно; разные Moodl’ы в других ВУЗах выглядят куда удобнее, я смотрел. Их поспешное наполнение без выделения каких-то существенных ресурсов на это, конечно, не впечатляет, особенно требовательных студентов. Б. Наивные дети будут считать, что там им прочитает всё замечательный добрый профессор, и раз толпа большая, то всем и поставят. Напомню, собственный ВУЗ обязан учесть оценку, полученную на чужом дистанционном курсе.
3. А вот и не поставят. Зачем это ведущему ВУЗу? Там совсем другое отношение и к собственным-то студентам, а уж к понаехавшим деревенским... В результате условный Запупыринский бетоносмесительный институт (ЗБИ) получит дикое невыполнение госзадания (те самые 10%, свыше которых мы не имеем права отчислять), снижение финансирования, снижение контрольных цифр приема... и сделать с этим ничего не сможет. Скорее всего, раз пошло такое дело, очень скоро появится какая-нибудь Единая Система учета оценок студентов (и школьников?), чтобы мухлевать даже и не думали. Сколько у нас таких ЕГАИС уже, подумать страшно. Поэтому с двойкой студента Дубкина, поставленной в ведущем ВУЗе, в ЗБИ сделать ничего не смогут, а пересдать ее студент или действительно не сможет, или ему не дадут в ведущем ВУЗе (зачем им это? Их-то госзадание не страдает). Год-другой заботы о нашей безопасности, и вот уже вообще нет необходимости в выделении бюджетных средств для ЗБИ.
Увы, надо готовиться к продолжительной жизни в условиях дурдома, намордников, полных автобусов и пустых классов. СДО чем хороша? Тем, что ни ВУЗ, ни школа (ни министерства) ничего не выделяют учителю, а требуют его, фактически, постоянного присутствия в интернете в самостоятельно созданной интернет-студии. Мы уже столкнулись с тем, что малейшая недоступность преподавателя сразу становится поводом для обращения двоечника в деканат (который разумно боится, что этот Дубкин дальше начнет обращаться в министерство). В школах это скоро приведет к полному краху, так как те, кто успели выйти на пенсию, решат, что проще жить на пенсию, чем жить в компьютере, то есть возрастных учителей скоро там не останется (а это 60-70% педсостава, посмотрите любой школьный сайт). Да и аттестацию вроде бы им никто не отменял, а пройти ее будет на порядок сложнее. Ведь основа аттестации – свежие победы на мероприятиях, которых практически не стало. По мере сокращения учителей старшего возраста школы вынужденно (или, где учителей посчитают не справляющимися) по приказу будут переходить на услуги каких-то централизованных поставщиков онлайн-контента, они, без сомнения, появятся. Как появились ведущие ВУЗы. Дальше события будут развиваться примерно по ВУЗовскому сценарию, описанному выше.
В ВУЗах, где тоже много возрастных преподавателей, процесс вымывания будет идти, вероятно, медленнее, так как соотношение зарплаты к головной боли все же лучше, чем в школе. Зато быстрее будет идти процесс коррекции госзадания. Сопротивляться ему можно разве что повальным снижением требований к студентам, к «тройкам автоматом». Это не так страшно, как кажется на первый взгляд. Предприятиям высокое качество образования совершенно не нужно (на словах нужно, но вкладываться в него они не хотят, даже, например, участвовать в совместных профориентационных мероприятиях для потенциальных абитуриентов направления АТП; а кадровый голод, потребность в инженерах по автоматизации, в наличии на всех наших заводах). Я уж не говорю про договора о целевом обучении, где, на каком предприятии нам помогают получить нужное их количество? Заводу нужно, чтобы при проверке инспекции по труду у Дубкина был нужный диплом, позволяющий, в соответствии с профстандартом, занимать нужную должность. Всё.
Как-то я участвовал в аккредитационной экспертизе ВУЗа в небольшом городе с Одним Главным Градообразующим Предприятием (ОГГП). Город ощущал себя так себе, обычный город – где-то купола, где-то памятники, где-то бомжи и дыры в асфальте. Но как величественны и прекрасны фасады, заборы и Ведущие Специалисты этого ОГГП! На них защитная корпоративная форма, она с ума меня сведет, как и всех, не облаченных в эти доспехи благополучия и культурных высот. Ведущие Специалисты гордо наблюдают за тем, как немецкое оборудование, ведомое японской автоматикой, смонтированное американцами в корпусах, построенных турками, перемалывает богатства Родины на пользу китайцам, и разговор-то поддерживают еле-еле. Сколько не езжу по проверкам, такие все же встречаются редко. Обычно заводские дежурно врут, что им смерть как необходим этот вузик на двести студентов, что без них им крышка, хана и **** (желаем обществу приятного аппетита), всё развалится и рухнет, они его всячески поддерживают, но ещё больше лаборатории ВУЗа оснащать не могут, ибо перекрытия здания не выдержат...
Эти же совершенно честны, не скрывают, что тут давно все сделано Ими, и только Им доступны все секреты производство, а наше дело приглядывать за приборами. Если что, звонить в якугаву. Или йокагаву? Директор его знает. Сколько время пребывания в основном технологическом аппарате?! Откуда нам знать. У нас все модели есть, никакая наука нам больше не нужна! И пребывание тоже! Мы знаем, что если эта красная лампочка заморгает, вон там надо мышкой щелкнуть. Этому в ВУЗе не научат, потому какая разница, что у них там за лабораторная база. Мы их тут за месяц практики всему научим легко. Выпускники нужны, да, слесарей не хватает. Побегают лет двадцать после диплома по площадке, повысим в бригадиры. Остальные-то места давно заняты Ведущими Специалистами, кои пребудут в пране, нирване и наблюдении за приборами вечно.
Эти, повторяю, просто были честнее, чем другие. Качество образования, повторяю, не стоит того, чтобы сжечь глаза перед вечным монитором вечной СДО: его правильно поставленное ощущение разве что на краткое время (до приема на работу) прибавляет уверенности выпускнику.
Разумеется, через какое-то время сокращение количества мест и самих ВУЗов, наложенное на прекращение трудовой деятельности специалистов (в пользу бакалавров), приведет к тому, что удовлетворить требованиям ПС предприятия не смогут. Впрочем, моя голова сейчас болит не за заводы, а за систему высшего образования. Достаточно еще немного подправить законодательство, чтобы, например, суды для безопасности стали принимать в качестве оригиналов сканы документов с подписями, в которых нет основания сомневаться, и надзорно-контролирующие органы резко возобновят свою деятельность. В том числе в ВУЗах. Какая выстроится очередь на аккредитацию, это вообще страшно представить – эксперты-то сами тоже не переаккредитуются и выбывают из доступного пула. А тут такое раздолье: и невыполнение госзадания, и сложности с онлайн-выполнением требований ФГОСов (что там насчет обязательного стадиона с полосой препятствий в техникуме в условиях самоизоляции?), и низкое качество образования – а какое еще может быть в условиях повышенной готовности в связи с новой коронавирусной инфекцией?
Так вот примерно.
И все же надежда («глупое чувство», (С) М.Фрай) теплится. А вдруг выпустят?..

 

Коалиция в масках

Так забавно следить за тем, как мировое сообщество пытается поставить Китай на место, выдвинув ему какие-то чудовищные репарации за КВ. Очень солидно, конечно, звучит - мировая коалиция из 122 стран, санкции США (которые нашей стране - только полезны), девять триллионов долларов штрафа и т.д. Спохватились, дошло.

[Spoiler (click to open)]Но, вероятно, пока не до всех доходит, что всё это совершенно неприменимо на практике.
Последние года (или десятилетие) нарастала скорость устаревания и вынужденного обмена электронных устройств. Я сейчас со своим телефоном 2015 года выгляжу бронтозавром. Электронная промышленность сменила цель от производства "вечных японских цветных телевизоров", так востребованных в СССР, к производству устройств с ограниченным сроком использования и низкой ценой (конечно, низкой для каждой конкретной целевой аудитории).
Так вот, Китай производит электронных устройств в несколько раз больше, чем весь остальной мир. Я не нашел свежих данных, но в 2015 году он производил в 7 раз больше, чем Япония или Корея, в 10 раз больше США, при этом вопрос происхождения комплектующих в устройствах, произведенных в других странах, даже не обсуждается.
Поэтому Китаю достаточно сделать два простых шага:
- по просьбе трудящихся и против волюнтаризма угнетающей их буржуазии ввести запрет на закрытие предприятий и увольнение рабочих, кроме предприятий "особого списка" (утверждаемого Китаем), к нарушителям - конские санкции вплоть до выплаты каждому уволенному рабочему 10-летней средней зарплаты;
- в условиях нарастающего международного гнёта ввести запрет на экспорт электронных устройств и их компонентов на неопределенный срок.
И сделать это, конечно, вполне реально, так как не вмерла еще руководящая и направляющая сила общества в лице КПК. Это не Европа и даже не США, где все связаны законом. Посмотрите, как смело трактуются сейчас законы у нас - это как раз наследство военной кафедры, где убедительно доказывали, что в военное время значение синуса может достигать двух и даже трех. Попасть в "особый список" врагам будет нельзя даже за взятку - говорят, в Поднебесной за них шустро расстреливают.
Таким образом, а) иностранный капитал будет полностью вытеснен из всех предприятий электронной промышленности на территории Китая, б) в мире через год станет невозможно разговаривать по сдохшим мобильникам, а даже и по проводной телефонной связи - Хуавэи же везде.
И это я только за электронику. А не одну ее Китай производит.
Разумеется, это вызовет временный обвал внутри страны. Но а) китайцы весьма терпеливы, б) обвал временный, а заводы станут китайскими навсегда. Их проще будет бросить, чем выполнить условия временного закрытия. Помните, как русские, покидающие Казахстан в 1990-х годах, облагались 100%-м налогом на проданную там недвижимость?

А с РФ, разумеется, Китай будет дружить. Нам в условиях самоизоляции ближайших лет придется интенсивно пользоваться их девайсами. Жители РФ сейчас приближены в правах к послевоенным колхозникам - они не могут перемещаться по стране, свободно ходить по городам (ну или ходить могут, а сидеть на лавочках запрещено), сменить место работы на другой город или страну и т.д. Надо сказать, что в массе население этого вполне заслуживает. Произведенные руководящими органами тесты на пределы терпильности показали, что пределы - беспредельны. Уважаемые граждане без всяких доказательств враз поверили, что приходит вирусный конец света, охотно согласились на намордники и доносили на соседей, в чем-то нарушающих добровольную самоизоляцию. Теперь они же требуют от редких скептиков железобетонных доказательств, что для них снятие ограничительных мер безопасно, и ни один человек не пострадает, если не штрафовать за отсутствие перчаток.
Поэтому даже если на РФ и не "повесят" вину за распространение КВ (а этот вывод напрашивается, так как есть много убедительных примеров аналогичных атипичных пневмоний осенью и зимой 2019, ДО китайских случаев), что-нибудь другое повесят точно. Да и с нефтегазовыми доходами не так радужно, как было. А структура расходов бюджета следующая

Суммируем государственные расходы, которые нельзя сократить в условиях... как ее назвать... повышенной готовности: это нацоборона (14.6%), силовики (11.3%), примерно половина нацэкономики (6%, остальное - дорожное строительство и другое в том же духе), общегосударственные вопросы (7%), внешний долг (4%). Получаем более 42% бюджета, которые трогать нельзя, можно только наращивать. Дальше совершенно несложно представить, на чем будут экономить.
Медики показали, что 3/4 из них просто не нужны. Можно и без них, когда готовность повышенная. Никто не возмущается.
Образование показало, что можно не поддерживать здания школ и институтов, а заставить всех за свои средства оборудовать рабочие места дома. Никто не возмущается настолько, чтобы это повлекло какие-то последствия. Приостановка защит диссертаций на несколько лет для безопасности вызовет снижение остепененности в ВУЗах, а значит, они перестанут удовлетворять ФГОСам и, для экономии, могут быть закрыты. Студенты сначала восторженно рванут во всякие дистанционные ВШЭ, а потом с удивлением заметят, что там с ними совсем не так нежно обращаются, как в БФ ПНИПУ, АГНИ или каком-нибудь небольшом областном госуниверситете, что оттуда очень просто вылететь с волчьим билетом ("за академическую неуспеваемость"), исключающем восстановление на бюджет. Вот и снова экономия...
24.5% пенсий по-разному могут быть сэкономлены. Например, сразу в трех чтениях будет принят закон о традиционной поддержке престарелых детьми и прочими родственниками (и штрафы за недостаточность поддержки - в пользу государства, конечно).
И в этих условиях единственным источником жизнеобеспечения примороженного к месту жительства населения на государственном уровне вполне может оказаться Китай. Он очень ёмкий, знаете ли. Две Европы. Три США с хвостиком. Кто из нас не играл в "Цивилизацию"? Что главное, чтобы выиграть? Правильно: большое и не бунтующее население. Там оно будет большое, у нас оно будет не бунтующее...

Что это было? Что потом будет?

И пусть снова останется с датой...

Толпа замерла в полном недоумении. Этого и добивался многоопытный Арсланбек, понимавший, что недоумение влечет за собою бездействие.
Л.Соловьев. Возмутитель спокойствия.

Наверное, никто не будет спорить, что любая война – это средство определить, кто тут главный. Кого надо слушаться, кому платить дань (налог по-современному), и насколько он обязан или нет за эту дань предоставлять какой-то сервис. При этом выяснение отношений происходит сразу в двух направлениях: государства (или организованные группы лиц) выясняют друг между другом, а попутно выясняются отношения между государством и собственными гражданами. В военное время не действуют законы, появляется повод их изменить, в несчетное количество раз повышается роль государственного управления в любом обществе – даже там, где государство это всё, как это было в СССР. Государство решает, кто получит оборонный заказ, кто получит пропуск на право перемещения по городу, кто получит паек в условиях бескормицы. Все недовольства либо наталкиваются на однообразную риторику про «переломное время», «не время сейчас» и «потерпеть надо», либо на карательное противодействие. При этом государство никогда не несет ответственности за свои действия в ходе войны, сколько там солдат положили или заводов разрушили, за единственным исключением – когда оно несет ответственность перед победившей стороной. Перед гражданами не несет никогда. В давние времена, бывало, в результате поражения сменялись какие-то персоналии, но Государство, система и модель управления, оставалось. Смененные персоналии несли ответственность за то, что не победили, а совсем не за глупое руководство войсками или такую продуктовую логистику, от которой граждане померли с голоду.

[Spoiler (click to open)]

Наверное, хорошо, что мировых войн не стало. Но инструмент для определения, кто главный, миру, видимо, необходим. Всяких «добровольных» объединений стран для этого оказалось недостаточно. Например, в 2018-2019 годах США запустили процессы выхода из глобалистских структур, типа ООН, оказывающих в числе прочих и управляющие воздействия на страны («мы тут главные»).

И вот в конце 2019 года начинается эпопея коронавируса. Сейчас нет всеобъемлющей статистики, конечно, но уже понятно, что те характеристики болезни, которыми нас пугали вначале и из-за которых почти весь мир ушел на самоизоляцию, мягко говоря, преувеличены. Страны, отказавшиеся от карантинных мер, не завалены трупами. Произвольность момента начала эпидемий в разных странах, точнее, начала их учета, отсутствие сверхсмертности в Юго-Восточной Азии, вполне свободно отметившей свой весенний новый год, и в Березниках, где порядка 50 тысяч жителей из 144 по сей день свободно общаются на работе, принципиальные изменения китайской и другой статистик, поступающие задним числом, подтверждают, что это не совсем эпидемия, и не совсем случайная.

Как я и предполагал в предыдущем https://zxenon.livejournal.com/14324.html посте от 23 марта, Китай успешно и управляемо вышел из «эпидемии» и сейчас работает над перераспределениями в собственной и мировой экономике. Правительства (то есть государства, государство – это правительство, а не жители) европейских страны, в отличие от Китая и еще некоторых хорошо известных стран, все же в большей мере зависимы от волеизъявления жителей. Поэтому они будут тянуть до предела, стараясь довести до такого градуса абсурда, когда жители скажут – да черт с вами, ничего вспоминать не будем, только выпустите уже.

Говорят также, что в мире имеет место быть кризис перепроизводства. Не могу никакого своего мнения по этому поводу высказать, так как не разбираюсь достаточно в вопросе. Но если он действительно есть, невозможно придумать повод лучше, чем уничтожить производства по такому безопасному и абсурдному поводу.

Абсурд, кстати, явился сильнейшим оружием прошедших событий. У нас эпидемия! Как? В РФ менее 50 зараженных на 100000 человек, хорошо известный эпидемический порог по разным видам ОРВИ 750-1000 на 100000. Не время дискутировать! В мире пандемия! Как?? Пандемия, это когда 50% жителей больны, а пока-то полмиллиона на миллиард. Не время дискутировать! Потерпеть надо! Вы что, хотите, чтобы люди умирали? Почему в набитых автобусах на работу можно ездить, а в лес выехать той же семьей, в отдалении от города шашлыки пожарить, нельзя? Проклятые шашычники, из-за них вся эпидемия! Так какая же эпидемия, если в моем городе на 145 тысяч человек больных меньше десятка?! Не время спорить и распространять фейки! Да, первого апреля ещё можно было всё и везде, а вот второго сразу стало очень опасно! И только по пропускам, и в очередь, в очередь за пропусками! Мы так тут вам решили. Кто там спорит, вам что, своих родителей не жалко?

Безотказный прием.

Есть и безотказная новейшая примета его реализации – активизация троллей в соцсетях. Она имеет место, удивительно, но даже наши городские силы для этого задействованы. Закрытый профиль, десяток закрытых друзей, пустая стена, звериная ярость и прочие приемы по методичке. Тролли заражают абсурдом и живых людей, помогают поддерживать градус страха. Вполне вменяемые люди еще месяц назад обличали меня, что я, получается, хочу, чтобы 3-4% населения через две недели умерло, да? Раз ты против принимаемых мер? Сам сначала переболей! Не время спорить, надо потерпеть! Ну и что, что большая вода уйдет, которую десятки тысяч пермяков весь год ждут, что вы капризничаете! Вы что, хотите, как в Италии? Вот пройдут праздники, и может быть, можно будет. А сейчас вот вам усиление полицейских мер. И введение обязательного ношения масок через месяц после начала самоизоляции в соседней области.

Вроде бы все сходится к моему прежнему предположению. Это мировая многоходовочка, упрощенно говоря, призванная показать, что Китай главный. В две стороны: по отношению к другим странам (непорядок, юань падает) и по отношению к собственным корпорациям. В результате государственных мер по ограничению экспорта полезных ископаемых и сдерживания роста стоимости рабочей силы, этих корпораций на китайской площадке стало очень много. Вероятно, даже в условиях формального главенства КПК, стали возникать проблемы с их послушностью. Foxconn, например, базируется не только в Китае, но и в Бразилии, США, Мексике, Турции и в других странах. (Я не знаю про отношения именно этой корпорации с государством, взял в качестве наугад найденного примера). Ей есть, на что опереться, кроме национального послушания. Поэтому надо напомнить, кто в доме главный. Кто в любой момент, по поводу и без повода, может сказать: всё, твоим работникам нельзя ходить на работу. Опасно им это. Ты должен приостановить свой сталелитейный завод для безопасности. Так как приостановить, его же после этого придется разрушить и снова строить?! Не время дискутировать. А то посадим.

Важно: государства демонстрируют, что по причине, без причины ли в любой момент может создать условия полного подчинения предприятий (и граждан, работников предприятий). Может и без причины. Может на волне управляемого абсурда. И в любой момент, в весеннюю волну заболеваемости, в осеннюю, в весенне-осеннюю и осенне-весеннюю. Обоснованно отказаться от соблюдения собственного законодательства и подмять до нуля всех, кого необходимо.

Кроме того, любое государство неоднородно. Нужен повод перераспределить позиции, чтоб сбросить накопившиеся противоречия. Война для этого очень удобна, так как совершенно исключает всякие демократические процедуры, типа голосования по Конституции, и позволяет переупорядочить управляющую систему. Кто-то ее закончит фельдмаршалом, а кому-то и бригадного генерала хватит. Выяснить, кто тут главный.

Есть в этом конфликте и третья сторона. Кроме промышленных производителей есть в мире производители денег. И они тоже очень выигрывают от проведенного проекта. Для них как раз онлайновый метод производства добавленной стоимости предпочтителен, малозатратен. Потому я полагаю, что одна из многочисленных версий А.Е. Несмияна (el-murid) о том, что это аналог войны корпораций против финансистов, верна с точностью до наоборот. Финансисты в созданной ситуации как раз оказываются главнее производственников. Поэтому конспирологически вполне можно в рассуждениях выше заменить «государство» на неких «финансистов», невидимых снаружи. Неизвестные Отцы, Огненосные Творцы и так далее, по Стругацким. В отличие от общеизвестных Президента, губернатора, мэра те вообще ничем не рискуют, а просто перераспределяют главность в свою пользу.

Рассматривая происходящее применительно к нашей стране, надо учитывать ее очевидные особенности. Я, пожалуй, не рискну называть происходящее правильными терминами. Ограничусь очевидным. В самом начале 2020 Президент предложил изменить конституцию. Бли запущены определенные процессы. В начале марта 2020 космонавт Терешкова внесла предложения об изменениях, в значительной степени делающих поправки бессмысленными. Изменения были мгновенно приняты той частью управленческой системы, которой в наибольшей степени невыгодно было создание новых надзорно-управляющих органов. В конце марта 2020 страну внезапно поставили в условия, в которых региональные управители на свой страх и риск были вынуждены самоизолировать жителей, а федеральная нормативная база подтягивалась с запозданием на несколько дней. Другие особенности трактовки законодательства, например, 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», в условиях непризнания ситуации чрезвычайной, тоже имели место быть и являются, как минимум, не бесспорными. О связи перечисленных неоспоримых фактов с общемировыми тенденциями и дополнении их объясняющими сведениями каждый читатель, в меру своего страха перед эпидемией и (или) государством, может домыслить самостоятельно.

Вроде бы осколки информации о реальных процессах, сейчас появляющиеся в СМИ, говорят о том, что в нашей стране выяснение, кто главнее, подходит к финишу. На днях резко поменялась риторика освещения борьбы с эпидемией. Государственный подход к тому, что заводы должны продолжать работать, что с пропуском толкаться в шахтной клети для здоровья безопасно, абсурден в условиях настоящей эпидемии, но очень здрав в текущих условиях. Возможно, он позволит нам выйти из этого проекта с меньшими потерями. Разумеется, медики, имитирующие героическую борьбу с КВ, нарвутся в итоге на существенную оптимизацию, ведь как-то выжила часть населения полтора месяца без значительной части медицинских услуг. Разумеется, образование ждет перевод существенной части нагрузки на дистанционную технологию – с нетерпением жду заявления очередного доцента МГУ или ВШЭ о том, что они эту услугу уже завтра моим студентам предоставят. И тех обяжут добровольно написать заявление об изучении высшей математики дистанционно, а министерства будут собирать с ВУЗов и школ отчетность – кто сколько перевел, и объяснительные по поводу неэффективности тех, кто перевел недостаточно. Разумеется, происшедшее еще не год и не два будет поводом к тому, чтобы оправдать любые показатели экономики и социальной жизни, ведь коронавирус же был, неужели не понятно. Да и технологию пропусков и их связей с транспортными картами в Москве не зря разрабатывали. Надо ожидать технологии разделения граждан на «чистых» и «нечистых», тоже под контролем государства, разумеется.

Разумеется, всё это в любой момент может повториться и в локальном, национальном масштабе, методы и средства-то отработаны. На ограничение этой возможности можно было бы повлиять слитным, консолидированным общественным мнением, это мощный и не до конца изученный инструмент. Но прошедшие и происходящие события показали, что мир не способен формировать слитное и не абсурдное мнение. Абсурдное – да без проблем. Так было всегда, и когда рыжих ведьм жгли за эпидемию чумы, и когда возникали и развивались религии, и когда раз за разом в угоду очередному правителю переписывалась очередная история, так что теперь и не разобраться, что там раньше века 14-16-го было на самом деле.

А значит, мир вполне заслуживает и такого инструмента управления тоже. Более соответствующего духу времени, более стерильного и гуманного, чем традиционная война с целью выяснения, кто тут главный, и сброса накопившихся противоречий.

Вирус из Поднебесной

Напишу сюда, пусть останется с датой.
После того, как в Китае наметили срок окончания "пандемии", всё стало совершенно понятным.
Краткая история: в декабре в Китае нашли хорошо известный штамм SARS (ОРВИ по-нашему), но почему-то чрезвычайно возбудились, приняли драконовские меры, обрушили собственную экономику и т.д. Дальше эта дурь расползлась на весь мир. Никто ничего не понимает, но меры нарастают и нарастают.

[Какие проблемы есть у Китая?]

Какие есть проблемы у Китая?
а) построить Поднебесную. Это вечная проблема, о ней настолько открыто говорят, что никто в это не верит. А зря. "Поднебесная", если что, это единственная страна под небом. Сколько желающих строить свои поднебесные за время истории расстреляли, а то и заставили попробовать KCN - а самое явное, как всегда, является самым скрытым.
б) преодолеть негативные тенденции в экономике. Они еще не стали пушистым зверьком, так в ЦК КПК сидят нормальные управленцы, которые, возможно, не желают японского сценария. Что в Японии не так? - лучше всего иллюстрирует тот факт, что Delica 2000-го года лучше, чем 2015-го.
в) повысить управляемость населения. Это общемировой тренд, конечно. Страшно подумать, что шевалье для прохождения ежегодного техосмотра коня должен бы представить свидетельство на право управления, сертификат экологичности выхлопных газов, РОХу на шпагу, разрешение от уличного комитета на место парковки и копию лицензии кузнеца на право переоборудование путем замены правой задней подковы. Но Китай с его рамками в метро и северокитайскими экспериментами a la "Running men" всё же впереди всех.

Решать первые две проблемы можно, только делая хуже всем остальным. Третья - попутная, и не она одна.
И вот несложная многоходовочка.

Китай объявляет, что происходит жуть жуткая. Никто не понимает, но, на всякий случай, верит. Кроме того, проблема "в" стоит остро везде, а куда как удобнее засадить человека на 30 дней для его же безопасности в изолятор, чем возиться с каким-нибудь административным арестом. Поэтому инициативу охотно подхватывают. Выявляют тысячи случаев заболеваний - а что еще можно выявить, если грипп? В Италии за ночь умерло около 500 стариков (из 60 миллионов, то есть одна тысячная процента), ужас. Но теперь это жертвы короновируса, а не просто естественные смерти. И так далее.
Проблема в том, что власть почти нигде не может идти назад. Подобный шухер может только раздуваться. Должностные лица, всякие ВОЗы и т.д. не могут сказать - извините, мы ошиблись, никакой угрозы не было, ну вот так получилось, что из-за нашей ошибки мы обрушили экономику и заперли вас всех в домах. И, попутно, в десятки раз подняли продажи в магазинах, конечно, то есть изъяли огромное количество денег и налогов населения. Они могут только "победить" в этой борьбе. В то же время критерий победы (чтобы грипп прошел) не в их руках, они не могут сказать врачам - всё, с сегодняшнего дня никаких положительных анализов, все здоровы. У "нормальных" стран огромная социальная инерция и сложноподчиненное управление, ибо вассал моего вассала - не мой вассал.

А Политбюро ЦК КПК может все. И народ в едином порыве будет одобрямс, потому что которые не, те пожалуйте в северные территории под тотальный надзор и контроль.
Поэтому вот что, скорее всего, будет.
Китай намеренно прыгнул в яму, да. Затем статистика (возможно, не связанная с реальными заболеваниями) управляемо начинает расти в лучшую сторону. Проверить ее будет невозможно. Это же элементарно, это знает в РФ почти каждый, кто когда-то пытался получить больничный с ОРВИ. Все остальные страны, исключая совершенно неважные, по инерции движутся в сторону усиления борьбы, тратя на это все больше экономических и социальных ресурсов, потому что по-другому просто не могут. Вот уже звучат голоса, что этот дурдом где-то на три, а то и на шесть лет! И каждый, повинуясь синдрому вахтера, будет стараться прибрать себе все больше власти, на самом деле, при этом отдавая другим еще больше своей свободы (в любом смысле этого слова).

Мир, на самом деле, состоит не из стран, а из международных корпораций. Очень серьезной площадкой для многих из них является именно Китай, запрещающий экспорт редкоземельных металлов и т.д. Те корпорации, у которых процент площадки в Китае больше, чем в Европе или США, от такой заварухи серьезно выиграют, потому что минимально необходимые рынки мира надо будет чем-то заполнять, а Европа и США парализованы. Самопарализованы. Поэтому после "вылета из ямы" а) по своей собственной инерции, б) в соответствии с инерцией остальных стран и сообществ - Китай продолжит путь вверх. Точнее, китайско-заземленные корпорации. Великие писатели давно знали, что это будет, не знали только, как. Открываем "День опричника"  и читаем про красные китайские мерседесы.
Вот и всё. Потому и истерика.

Теперь про нас. РФ находится в самом начале технологических цепочек корпораций. И меньше туда отдает, чем получает; в смысле, нам получить от них важнее, чем им от нас. Поэтому в данном случае, наша страна идет в ряду прочих и маловажных. В качестве малосущественного побочного результата будет уронена цена на поставки нашего сырья этим корпорациям, а то и боинги в мире заменятся на какие-нибудь сиангфенги, и понадобится на новом берегу договариваться, чтобы в них был именно березниковский титан. А поднять эту цену обратно не позволят, потому что позиции для агрессивной торговли (от слова торговаться) у нас не просматривается.
Тот факт, что у нас карантин не называют карантином, а вынужденно применяют всякие эвфемизмы, может иметь положительные последствия. От эвфемизмов легче отказаться, не теряя лицо. Впрочем, это важно в Китае, именно там самая пренебрежительная характеристика человека не связана ни с обеспеченностью финансами, ни с обеспеченностью основными средствами. Если что, у нас это "нищеброд", то есть человек без денег и жилья. А там "человек с лицом в канаве".
Кстати, в качестве одного из побочных положительных эффектов многоходовочки Китай станет государством с самой лучшей медициной в мире. Первее всех же победили, разве нет.

Поэтому наслаждайтесь отпуском этого лета. Дальше всяко может быть.

Увы, вечно актуально

Каленый воздух, песок каленый,
Он на зубах у нас хрустит —
Воды б хоть грамм!
Каленый ветер иссушит слезы,
И солнце светит — провались оно к чертям!
А мы идем и за собой оставляем
Руины, пепел от сожженых городов.
Вот только запах — неизжигаем,
И пахнет Родиной немного от штыков.
        Далекий Лондон в эфире ловим
        И пишем письма —
        Адресов обратных нет.
        И что за радость от слез и крови,
        И что за радость от бесчинства и побед?
        Но мы уходим, забыв надежды,
        Забыв и совесть, и любовь, и даже страх.
        Пускай не ждут нас домой невесты:
        Нас возвращают только в цинковых гробах.

МЧС

Письмо главному редактору "Чусовского рабочего" по поводу того, как нас "спасали" спасатели на первомай 2017, и чем они потом хвастались.

[Spoiler (click to open)]
Уважаемый Андрей Михайлович!

[Исходная статья]Примечание: статья в данный момент доступна на http://web.archive.org/web/20170911041044/http://chrgazeta.ru/%D0%B1%D0%BB%D0%BE%D0%B3-%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%B0%D0%BA%D1%86%D0%B8%D0%B8/%D0%BD%D0%B5-%D0%BD%D0%B0%D0%B4%D0%B5%D1%8F%D1%82%D1%8C%D1%81%D1%8F-%D0%BD%D0%B0-%C2%AB%D0%B0%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%8C%C2%BB/ . Так как и оттуда она когда-нибудь пропадет, привожу полностью здесь:

Праздники в нашей стране – больше, чем просто выходной день с некой социально-культурной нагрузкой. Зачастую это повод для демонстрации странной штуки под названием «национальный характер». И всё бы ничего, только порой страдают сами носители этого характера и некоторые окружающие.


Поясню. Порой люди совершают странные поступки, а впоследствии толком не могут даже объяснить, что ими двигало в момент принятия столь странного решения. Разумеется, такое случается не только в праздники. Но статистика неумолима: именно в праздничные выходные регистрируется куда больше разных неприятных ситуаций. И майские праздники, увы, не исключение.
Вот вам, к примеру, такая история. В минувшие выходные со станции Усьва на трёх катамаранах отправились сплавляться туристы из Березников. Всего 23 человека, из них 11 – дети в возрасте (внимание!) от года до пяти лет. В районе деревни Бобровка их плавсредства затёрло льдами. Хорошо, что рядом дежурила группа, состоящая из сотрудников Управления гражданской защиты, ГИМС и пожарных. Они там, конечно, не любителей экстремального сплава ждали, а устраняли последствия подтопления жилых домов в вышеназванной деревне. Чем могло закончиться это путешествие – и думать не хочется. Тем более что один катамаран уже был повреждён льдом. В случае его затопления как бы эвакуировались дети? Группа, кстати, не была зарегистрирована. И сколько таких туристов безрассудно надеется на русский авось? Спасатели говорят –десятки.
Аппаратное совещание, на котором традиционно подводятся итоги ушедшей недели, мысли (и статистику) об «урожайности» длинных выходных на различные происшествия, в общем, подтвердило.
Так, начальник МО МВД России «Чусовской» Андрей Полушкин сообщил, что за управление автомобилем в нетрезвом виде в выходные привлечён к ответственности один человек. Но это ещё ладно, такой результат можно считать не самым плохим. А вот противопожарная служба отметила, что растёт число выездов на горение травы и мусора: зафиксировано пять случаев.
Какие новости у медиков? Заболеваемость ОРВИ снизилась – это хорошо. Но вот скорая помощь выезжала на прошлой неделе на 13% чаще, чем неделей ранее. Кроме того, уже проснулись клещи: зафиксировано три обращения, в одном случае пострадавшим оказался ребёнок. Специалисты отмечают, что нынче из-за относительно низкой температуры воздуха активность клещей заметно ниже прошлогодней. Но расслабляться не стоит: с повышением температуры вырастет и активность паразитов.
Так можно ли первомайские выходные в Чусовом и Чусовском районе признать относительно спокойными? Конечно, всё относительно. Возможно, на улучшение части статистики повлияло и ограничение продажи алкоголя в праздничный день.
Впереди – четыре выходных в честь Дня Победы. Хочется верить, что праздник будет не со слезами на глазах.

Андрей КУДРИН



К сожалению, полный комментарий на сайте мне оставить не удалось, приходится писать Вам лично. Хочу сообщить, что фактчекинг у вас ни к черту. Вот что было на самом деле (см. также https://vk.com/tip_brz?w=wall-32042169_2038987%2Fall ).
Подходя к затору в средней части р. Усьва у пос. Бобровка мы увидели свободную ото льда протоку в сторону правого берега, куда начали заходить, чтобы причалить. Навстречу на моторной лодке подъехал человек в каске и остановил нас. На вопросы о ситуации отвечал бессодержательно и выспренно ("там смерть, куда вы идете!"), заходить в протоку запретил, приказал все три катамарана сцепить и встать к нему на буксир. Так как место для своих приказов он выбрал непосредственно у края затора, пока мы выполняли его распоряжения, нас притерло к кромке. "Спасатель" поймал бревно между корпусом лодки и дейдвудом лодочного мотора, отцепил нас и стал спасать себя. Тем временем, наш катамаран, действительно, затерло льдом и медленно потащило в затор.

Опасности для жизни не было, мы аккуратно поставили катамаран на лед, по мере возможности управляли его продвижением. Затор медленно и стабильно (0.8 - 1 км/ч) шел в сторону чистой воды, где мы освободились ото лдьа, самостоятельно вышли в ту же самую протоку и причалили. "Спасатель", освободившись от бревна, пытался командовать двумя другими катамаранами, но, в итоге, им помогли добраться до берега туристы (рыбаки) на собственных моторках. Посмотрите фотографии на https://fotki.yandex.ru/users/bkristall/album/536187 , там видно, в частности, как "спасатель" водиночку подходит на лодке к берегу, а дальше рыбак помогает катамарану причалиться.
Таким образом, из-за некомпетентности "спасателя" нам не дали самостоятельно уклониться от затора, более того, имено его действия поставили нас под некоторую угрозу.
Спасатели, визуально, в деревне ничего не устраняли, а совещались на берегу до позднего вечера. Дома стояли затопленными до рассвета, когда вода сама собой упала по естественным причинам.
Мы благодарны руководителю спасателей, подполковнику МЧС из Чусового, за то, что он помог нам добраться до наших машин, припаркованных в городе, при помощи которых мы выбрались из Бобровки.
В целом, данная публикация для нас оскорбительна, начиная с названия. Вы, право, не настолько компетентны, чтобы оценивать, "на авось" мы надеялись или нет. Статья, как видите, вызвала череду обсуждений наших "ужасных" действий. Кроме того, вы вводите граждан в заблуждение, что регистрация в МЧС вообще как-то влияет на безопасность походов. Что, при наличии регистрации "спасатель" не стал бы нас заталкивать в затор, да? Регистрация - добровольна, она может оказаться полезной, но никаким образом не гарантирует безопасности.
Все необходимые меры безопасности были нами предприняты. Если бы не рвение "спасателя" и его запрет самостоятельно продолжать движение, никакой критической ситуации не возникло бы.
Я прошу считать данный текст опровержением вашей публикации и настаиваю на его опубликовании в газете.
С уважением


К сожалению, сайт газеты более недоступен - поэтому и перепубликовываю сюда.
На сайте это опровержение было размещено где-то через месяц, после того, как редактор устал ждать от МЧС ответа на свой запрос...

Манси-Ньёр

Веревка рванулась, хрустко прошуршала по скале и гулко тренькнула, успокоившись в желобке. Подцепленный ею черный камень подпрыгнул, с треском врезался в оскаленный выступ – запахло паленым кремнем. Проводив глазами его полет к синей озерной бездне, я поднял глаза и чуть не выругался вслух: из-за гребня, ощеренного останцами, плавно потекла бархатистая муть облака. Дождь. Как не вовремя!
До вершинного взлета уже оставалось немного. Несколько часов назад мы начали подниматься по скалистому каровому гребню, обходя крупный береговой снежник. По темно-синему озеру под ним хаотично разбросаны причудливые льдины. Серые осыпи по сторонам перемежаются крупными скалами цвета мокрого асфальта с иссиня-черными трещинами. Елки-палки, этот «асфальт» скоро и впрямь станет мокрым. А значит, скользким. Хорошо, что успели переползти широкий гладкий камин – глубокую прорезь в склоне. Ох и покувыркались бы там, кабы намокло. Неприятно, что дальнейший путь в целом неясен, и назад, через камин, теперь уже никак.  Гребень впереди упирается в громаду тулова вершины, он наблюдается в фас, и никак не понять: то ли там круто, то ли не слишком. Уклон неясен. Взгляды унылы: все не новички, всё без слов ясно. Сейчас поползем на пузе.

[Spoiler (click to open)]Дима, самый из нас лазучий, потащил за собой веревку, скрылся за выступом. Посыпались камушки, потом стихло, и раздался голос: «Веревка готова!» Игорь взялся, мягко нагрузил, подергал – крепко. Противно браться за мокрую веревку даже в рукавицах, но все же лучше, чем за голые, струящиеся водой скалы. От них промокаешь сразу и насквозь, руки начинает ломить: холодно. В облаке холодно всегда, а в дождь тем более. Черт, не видно ничего. Как же плотно закрыло, хоть глаза не открывай.
Поход, собственно, только начался. Идет пятый день из двадцати семи заявленных. Очень длинный маршрут я спланировал. А что делать? Очень хочется полностью использовать все возможности, открывающиеся выходом в этот прекрасный район. Приполярный Урал! Здесь самые высокие на Урале горы, самые большие перепады высот, самые крутые перевалы и вершины. Начинаешь планировать маршрут, и охватывает жадность. Хочется всего: увидеть Народную, взойти на Саблю, прикоснуться к величавой короне Манараги, сохранить в памяти всю неописуемую красоту края.
Знаменитых гор на Приполярном Урале довольно много. Некоторые посещаются очень часто. Например, в разгар лета на Манарагу может подняться несколько групп за день, а на Народу – группа в два-три дня. Есть менее посещаемые вершины: одни – из-за удаленности от самых распространенных маршрутов, другие – из-за сложности. Самыми сложными считаются южная вершина хребта Неприступный (говорящее название, ничего не скажешь) и гора Свердлова. Они не берутся без веревок, которые используются как искусственные точки опоры и как страховка, и прочего альпинистского снаряжения. На них нет «царского» пути, обычного для уральских вершин. Действительно, многие вершины с одной стороны осыпные, сравнительно пологие, а с другой – неприступные, обрываются скальными стенами. Свердлова, Защита, Лжеманарага и некоторые другие не имеют такого удобного одностороннего подхода, там приходится лезть по скалам, выискивать более простые пути, петлять в крутонаклонных каменных лабиринтах. Несколько проще – горы Комсомола, Озерная, Оленья, на которые можно в хорошую погоду вскарабкаться «на четвереньках». Такая же по сложности гора Манси-Ньер, на которую мы вот уже несколько часов лезем и лезем, и конца этому не видно. Гора находится в самого центральном узле Приполярного, рядом с Народной и сложными вершинами Карпинского, Янченко, Югра, Блюхера и другими. Мы шли длинную «пятерку», поход пятой категории сложности, где нужно и километры намотать, и достаточное количество препятствий взять – вершин, перевалов, траверсов, переправ…
Человеческие возможности не безграничны. Даже при самой строгой экономии нельзя унести на себе еды больше, чем на тридцать дней. Наш маршрут 2004 года, о котором сейчас идет рассказ, продолжался двадцать семь дней, и мы прошли 370 километров. Это в полтора раза больше, чем необходимо для похода пятой категории сложности, но ведь действительно хотелось всего и сразу!
Но сейчас наша задача – взойти на Манси-Ньер. И задача эта становится все сложнее и сложнее, потому что льет уже, как из решета. Куда ползем, неясно даже компасу. Вверх ползем, в темноту ливня. Из мокрой мути внезапно выныривают хищные надолбы и скальные сбросы. Между ними приходится пробираться очень осторожно: всё везде осыпается, а замерзшие и уставшие ноги склона уже не чувствуют. Руки – тоже уже вроде как и не совсем руки, не гнутся.

На вершине колоссальный скальник, по отвесным стенам струится вода. Зеленоватая каменная башня вершиной уходит в тучи. На нее не залезть никак, эти четыре-пять метров доступны только в сухую, в сушайшую погоду. Тянет знобкий ветерок. Уже пора бы подходить обратно, к лагерю, а мы только-только поднялись, будь он неладен, этот дождь! Но мы же здесь! Мы взошли!
Снимаемся на память – боже мой, как непросто нажать кнопку спуска фотоаппарата бесчувственными промороженными пальцами! Всё. Вниз. Хорошо, что сюда есть и более простой путь, чем по пройденным нами скальникам – там сейчас никак, в дождь и на ночь глядя…
Наутро распогодилось, распахнулось бескрайнее небо. Поднявшись по крутому склону перевала Восточный Хобе, мы с наслаждением оглядели пройденный вчера путь и взметнувшуюся ввысь острую вершину. Будет, что вспомнить! Солнце остро блеснуло на хрусталиках, густо разбросанных под ногами; склон круто пошел вниз, в Долину Смерти. Поход продолжался…

Желанная

Советские эстрадные песни меня очень раздражали в детстве. Чего хорошего в затяжные пассажах типа «издалека дооолго» или «кааак молоды мы были»?! То ли дело песня самодеятельная, которой избранная молодежь тогда отдавалась рьяно и некритично, не вникая в слова и не оценивая музыкальность – главное, чтобы вместе, чтобы у костра или у свечки зимним вечером в кругу друзей, за чайным столом… Время воспитывает другие взгляды. Когда «первый тайм мы уже отыграли», становится до смешного понятным, как же молоды мы были, в первый раз собравшись в поход на Приполярный Урал в 1990 году, группой из участников от 16 до 20 лет.
После двух довольно успешных походов по северу Пермской и Свердловской областей захотелось большего. Изучали отчеты, консультировались со знатоками, писали им письма (обычные, бумажные). Бились в очередях в кассы за билеты в Кирове и Котласе, меняли замыслы и ожидания. Впервые прислушивались почти солнечной полярной ночью к завыванию колес вагона – только здесь колеса и стучат, и тоскливо воют, пока поезд неспешно крадется на север. Мы собирались заходить в район через Аранецкие болота, по сырой тропе, за четыре дня пересекающей десятки ручьев и выводящей туристов в окрестности знаменитой горы Сабля. Но лето было дождливое, выглядели мы, вероятно, довольно несерьезно, и знатоки по дороге нас отговорили. Направили на Желанную.

[Spoiler (click to open)]Желанная – база (поселок, предприятие), где занимаются шахтной добычей пьезокварца. Кто ее так назвал, мне неизвестно. Но, воистину, она желанная. Хоть после пяти-семичасовой дороги от Инты, с трудом преодолеваемой УРАЛом[1]. Хоть после недельного (двух, трехнедельного и так далее) похода, когда по остаткам отсыпной дороги подходишь к ней со стороны Народной, высочайшей вершины Урала.
В разные времена на базе по-разному относились к туристам, столь же неизбежным здесь, как и комары. В 1995-м году выходили мы из похода и километрах в пяти от базы увидели засевший в плывуне бульдозер. Несколько мужиков с матом и ломами пытались в грязи «обуть» его в спавшую гусеницу и вытащить. Предложили помощь – узнали много новых и интересных слов. Ну, ладно; пошли дальше. По пути один из них, щуплый и невысокий, нас чуть ли ни бегом обогнал. Пришли, сбросили рюкзаки. Сидим у дороги, отсыпанной некондиционным кварцем – практически Изумрудный Город, где такое еще увидишь, а здесь все такие, белые, сияющие. В поселке всегда проблема – куда деваться, это же не лес, где и дрова, и вода, и площадка твои: здесь все чье-то. Вдруг подбегает этот мужичок… и представляется начальником базы. Что-то неласково буркнул, открыл нам один из пустующих домиков, а когда мы прогулялись в сторону его дома и угостили детей остатними карамельками, даже помог договориться с водителем уходящей утром машины… Все же как-то человечнее были люди в советские времена.
Теперь на въезде на базу огромный щит «вход туристам воспрещен», въездной мост через речку специально разрушен (УРАЛу это не помеха, а туристы не пройдут!), вахтовки с туристами деликатно огибают территорию поселка и выгружаются за его северным окончанием. База выделена из территории национального парка Югыд-Ва, созданного то ли для защиты природы, то ли для легализации поборов с туристов. Скорее, для второго. Ведь в нескольких километрах отсюда создается база золотодобытчиков, вторая Желанная, ведутся взрывные работы и так далее. Конечно, это не вредит природе, что вы… Главное – по документам изъять этот участок из самой середины парка, и все, взрывай, копай, отмывай золото. А рядом ходить нельзя, не заплатив. Кто не заплатил, тот наносит непоправимый ущерб природе.

И все же мимо Желанной в походе на Приполярный пройти сложно. Стандартный вариант входа в район это найм машины нацпарка или независимого перевозчика в Инте, трансфер на Желанную и путь дальше в сторону горы Народной. От базы сначала вдоль восточного берега озера Балбан-Ты, дальше вдоль реки Балбан-Ю на юг уходят и пешеходники и водники, иногда по несколько групп в день. Водники, как правило, через один-два перевала оказываются на реке Кось-Ю, по которой мимо Манараги, Колокольни и других знаменитых гор сплавляются до железнодорожной станции. У пешеходников возможности шире. Можно начать маршрут с восхождения на Народную. Это же самая высокая гора на Урале, как сюда не зайти. После сравнительно несложного подъема от вершины вдруг открываются жуткие, отвесные южные кары, а около вершинного тура – куча артефактов. Можно и в сторону Кось-Ю перевалить – там множество красивых гор, широко известных и не очень. Можно уйти на юго-восток по малопосещаемой дороге и увидеть «марсианские» пейзажи заброшенных разработок в верховьях ручья Сюрась-Рузь-Вож. Еще восточнее находятся хорошо сохранившиеся дома базы на Николай-Шоре, а рядом с ними вертикально вырубленные в кварце шахты – добывали здесь и кварц, и золото, и геологическую разведку отсюда вели, до сих пор в домах полно брошенных карт, испещренных карандашными пометками.
Последний раз, в 2014-м году, мы спускались к базе с высокого сыпучего хребта, расположенного к западу от озера. Шли длинный и нудный перевал от рыбацкой толёвки, крохотного домика, на реке Лимбеко-Ю. Удивительное дело – сколько всего изменилось вокруг, а эта толёвка как стояла двадцать лет назад, так и стоит, и ничего ей не делается. Сверху Желанная выглядит величественно. Отсюда видны все многочисленные входы в шахты, действующие и заброшенные, и необъятные кучи мутного, несортового кварца в отвалах рядом с ними. Огромное озеро южнее базы слегка рябит под жгучим приполярным солнцем, противоположный склон долины подсвечен им, и тем темнее кажутся скалистые кары с нашей стороны, прямо под ногами. Надоедливая извилистая дорога сначала спускается мимо остатков древних домиков, затем по сторонам попадаются следы разведочных бурений, всякие ящики с цилиндрическими кернами и интересными камнями, потом свежие следы транспорта, вскрывающего новые площади для разработки. А дорога все идет и идет, все петляет на крутом склоне хребта. Наконец, слева остаются чеканные ряды свежих балков Желанной-2, и вот уже плакат – «парк Югыд-Ва, добро пожаловать, вход без разрешения запрещен». Умотанные двадцатипятикилометровым переходом, присаживаемся на обочине главной, интинской дороги. Впереди еще километров пять, длительные поиски места под бивак (с этим здесь сложно), помойка в ледяной речке в лучах заходящего солнца – завтра же в цивилизацию, нельзя ни попутчиков расстраивать, ни полицейских пугать походным видом и запахом… Утром придет заказанная машина, а пока можно просто поклевать ягодок, попить воды, посидеть у примуса и даже кусты посетить по понятной надобности – завтра все это станет платным, проблемным, сертифицированным и регламентированным.
Может быть, именно поэтому походы так притягательны и желанны?



[1] Имеется в виду автомобиль «УРАЛ» повышенной проходимости

Неприступный

Обычно сложно одним-двумя словами описать гору, какая она есть. Слова при этом невольно подбираются затёртые и расхожие, хотя и верные – высокая, красивая, сложная. Приполярный хребет Неприступный, расположенный в истоках реки Парнук, даже описывать не надо. Он сам себя называет: неприступный. Это если одним словом. А двумя – жуть жуткая.

[Spoiler (click to open)]С восточной стороны, обращенной к богатому хрусталем плато Парнук, это километровая, совершенно непроходимая каменная стена, практически вертикальная. Особенно грозно она смотрится на закате, когда поверх черной неизвестности в глаза бьет заходящее солнце. Не раз и не два мы вглядывались в нее, живо и наивно обсуждая возможности подняться сначала вон по той полке, а потом вон туда, и дальше по скале – но эти фантазии так и остались фантазиями. Наверное, к счастью: до сих пор никто не прошел на Приполярном Урале «против шерсти» перевал Гофмана, перевал Кристалл и вот эту стену. Впрочем, тут и «по шерсти», то есть спускаясь сверху на веревках, никто не прошел. Слишком уж высока вероятность, что очередная веревка закончится, а там хоть шлямбур колоти – привязаться не к чему.
С западной стороны становятся различимы две вершины – Северный и Южный Неприступный. Тут можно попытать счастья. Мы его пытали дважды. С первого раза не получилось, «отскочили». Весь день карабкались вверх по скалам и кулуарам Южного, но уперлись в громадный, нависающий «балкон», и стало ясно, что всё. Крыльев нет, а без них никак.
Через год вняли советам Ольги Владимировны Малышевой, отличающейся от других участников умом и сообразительностью: она и в прошлый, неудачный, раз предлагала попробовать потратить несколько часов и осмотреть северный подъем. Проснулись пораньше, оценили погоду – дрянь, конечно, но не льёт пока – быстро-быстро обвесились «железом» и веревками и тыгдымскими конями рванули вверх по Парнуку. Пока путь простой, идти надо быстро. Медленно мы по плохому потащимся, а времени всегда не хватает. Помнится, как-то радиальный выход у нас в восемь утра следующего дня закончился, с голодным и холодным ожиданием утра у костра в лесочке. Здесь наверху никаких лесочков, спуститься надо засветло.
На Северный поднялись довольно быстро и без проблем. Подъем скалистый и сыпучий, довольно крутой, но на четвереньках и без рюкзаков вполне проходимый. Точнее, есть только один неприметный кулуар, где можно обойтись без веревок – мы его увидали снизу и по нему не промахнулись. Подъем выводит на скальный перегиб на восточную сторону, где от одного взгляда вниз перехватывает дыхание, и невольно отпрыгиваешь назад. Как бы не сдуло ветром или не шагнуть неудачно. Вниз чуть ли не километр лететь. Совершенно невероятная в обычной жизни высота, полторы Останкинской телевышки. А перегиб шириной меньше метра. С нашей стороны тоже не подарок, градусов под сорок уклон. Бочком-бочком, осторожно и не спеша, выбрались на вершинное плато, над которым невысоко поднимается купол самой вершины. Как положено, на вершине тур, там записка, а в ней… ё моё. «Группа такая-то, прошла гребень Неприступного от Южного к Северному, сложность 3А». Поясняю: 3А – это провесить порядка двадцати веревок, время прохождения примерно день. У нас полдня уже прошло, а на Южный все же хочется. Должны же мы на нем побывать, хотя он так негостеприимно нас отшил в прошлом году! Погода прекрасная, солнышко изредка проглядывает, тучки такие симпатичные по всему горизонту… дождевые, чтоб им… чёрные-чёрные такие… Но ведь пока не льет! Решено – пошли.
Жуть жуткая.
Идем траверсом, то есть на одной высоте вдоль крутого скального склона. Где-то подыскиваем полочки, где-то осыпь, где-то настоящий лабиринт из непроходимых скальных выходов, загадка, квест – отыщи-ка проход. От веревок тут без толку, если делать все правильно, действительно, два дня этот километр идти будешь. Каюсь, делаем все неправильно, потому что спешим. Ну, и не совсем новички мы все же. Можем оценить, где опасно, где смертельно опасно, а где непроходимо. Так-то почти весело тут. Съезжаешь на корточках с пятиметрового скального зеркала, внизу ловят и помогают не улететь в пропасть. Ложась на брюхо, переваливаешься через локальный гребень, нависая головой над восточным обрывом. Самое жуткое – когда несколько шагов надо пройти по самому гребню, полметра шириной, местами мох такой, скользкий и ездючий, а с обеих сторон пропасть. С той только разницей, что налево просто лететь, а направо по скале кувыркаться…
В общем, прошли мы эту «3А» часа за два. Как – сам до сих пор не понимаю. Как в насмешку, вершина, как и Северная, это осыпное плато с небольшим возвышением посередке. Вечер, красота, идиллия. Легкий ветерок. Полная удовлетворенность жизнью в том смысле, что она ни у кого не прекратилась (а могла). Рыжее солнышко садится в тучи, черные, набрякшие грозой и быстро-быстро приближающиеся. Ородоруин в питуетрин вас ети неоднократно через лисий хвост, какого игрека вы все тут расселись?!
Впрочем, в таких случаях больше действует не мат руководителя, а глубокое понимание глубины надвигающегося песца – серого и пушного, как ливневое облако. Перед нами грандиозная проблема выбора направления спуска. С горы во все стороны – низ, причем неизвестно, через какой же из многочисленных кулуаров технически возможно спуститься на равнину, чтобы он не закончился, скажем, скальным сбросом, по высоте превышающим длину веревки. А угадать это невозможно. Поэтому поворачиваемся лицом на последние солнечные лучи, глубоко вздыхаем и сигаем в первый попавшийся.

Ста шагов не прошли – кулуар схлопнулся, стал крутым и гладким. Ну, вяжемся. Только закрепили первую на этом спуске веревку, полило. Этакий спуск по аквапарку. По желобу весело бежит вода, глубиной то пять сантиметров, то двадцать пять, и мы по нему на заднице едем, пропуская веревку через спусковые устройства. Стоять-то невозможно, чересчур скользко. Весело-то как, как в Анталии, даже веселее. И дождик тоже радуется, старается изо всех сил.
Честно, я не помню, сколько мы там веревок провесили. Кажется, штук пятнадцать. Одна пришлась буквально в кобылью трещину – узкий вертикальный разлом под грандиозной скалой, по виду один в один как шахматный конь. Сдернули неудачно, точнее, нерасчетливо – участник остался на крохотной полке без опоры… кое-как добросили ему «расходную» веревку, которую резали на петли для привязки и оставляли их на склоне. Ее в два слоя еле-еле хватило, чтобы добраться до точки закрепления следующих перил. Самое интересное, что нам действительно было весело при всем при этом! Один я параноидально орал на участников, чтобы не веселились излишне и не скакали козлами, а ехали вниз потихоньку и печально, но помогало плохо. Действительно, Неприступный успешно взят. Мы до сих пор целы, и кулуар уже пошире и поположе, еще немного, и ногами можно будет идти, и вон уже сквозь черноту надвигающейся ночи проглядывает первый клочок травы на осыпном склоне…
Лежу в палатке. Только закрою глаза, а перед ними острый нож верхового гребня и скрюченные коллеги на траверсе. Жуть жуткая. Идиоты идиотские. Но прошли ведь, значит, можно спать. Пока еще не вечно…

Изъяшор

В августе 2010го снег догонял наc всю вторую половину похода. Мы шли первый в истории России пешеходный поход высшей, шестой категории сложности по Полярному Уралу. Когда-то этот район оценивался не слишком высоко, но сначала доцент Пермского госуниверситета Андрей Юрьевич Королев придумал и прошел первую «пятерку» по нему, а теперь мы придумали и «шестерку». В таком походе должна быть соответствующая сложность, то есть восхождения, перевалы, вершины, переправы и так далее. Кроме нескольких перевалов 2А (там, где надо несколько веревок, штук так до пяти провесить), мы запланировали два перевала категории трудности 2Б – где веревки, веревки, веревки и веревки. Перевал МГГ в хребте Оче-Нырд хорошо известен, хотя его довольно редко ходят, уж слишком много «железа» надо с собой тащить, и скального, и ледового. Перевал южнее вершины Харнаурдыкев не ходил еще никто (и, забегая вперед – до сих пор, до настоящего момента так никто и не прошел). Это колоссальный скальный разлом между двумя высокими плато, и ведет он из проходной долины реки Гэнахадата в совершенно непроходные болота восточного берега озера Малое Хадытаеганлор.
[Spoiler (click to open)]
На Оче-Нырд сходили, как по маслу. Лето было никакущее. Реки вздулись, скромная Лымбатояха в месте планируемого брода вздулась тугой зеленой водой, ревела и пенилась. Пришлось полдня идти вверх по течению, пока смогли перейти на разливе, и потому заменили сквозное прохождение кольцевым радиальным выходом через МГГ и еще один перевал Долгушина, сложностью 2А. Снега оказалось так много, что к веревкам почти и не прикасались, просто на кошках с ледорубами все это дело проштурмовали и часа в три ночи вернулись к палаткам.
Но чем ближе мы продвигались к югу, тем погода становилась хуже. В районе озера Хадытаеганлор то, что наступило, и погодой называть было непристойно. Плотнопеременный ливняк, переходящий в снежок. Чем выше, тем холоднее, поэтому в одну прекрасную (прекрасную ли?) ночь снежок зацепился на вершины, куда выпал, да там и остался. Выше тысячи метров началась зима. На следующий день, августа этак тринадцатого, она опустилась еще метров на пятьдесят. На следующий – ещё. От стресса спасали только дождливые тучи – их нижний обрез, как правило, опускался под кромку снега, и только изредка белая полоса проглядывала сквозь них. Еще бы кто от туч нас спас…
В такую погоду не то, что 2Б, дажн простые перевалы идти небезопасно. Ногу можно подвернуть и на асфальте – только здесь вероятность стократно возрастает, и 03 позвонить невозможно. Да и точность движения промокшего и замороженного тела оставляет желать лучшего. Поэтому от перевала около Харнаурдыкёв отказались и пошли простым путем «в люди», в цивилизацию, к железной дороге Лабытнанги – Сейда. Путь хорошо знаком: семь лет назад, в прекрасное, сухое, бесснежное лето мы проходили долиной истока ручья Изъяшор, мимо классного высокого водопада, которым заканчивается один из его притоков, мимо развалин базы гляциологов, в неэффективные советские времена изучавших самый крупный на Полярном ледник ИГАН. На ледник тоже зашли, долго сидели на верхнем обрезе морен, любовались, как снижающееся к западу солнышко тепло и вычурно подсвечивает фантастические полосы и кольца морен на необъятном ледовом просторе.
Да, какая же разная бывает погода. В этот раз иду я след в след за профессором Беккером Вячеславом Филипповичем, и всё, чем мне остается забавляться, это разглядывать его правый ботинок. Он за несколько походов поубился, видимо, подошва в районе каблука отошла. Когда ботинок попадает на что-то твердое, на камень или плотную осыпь, а не в болотную чачу, выше каблука под давлением вырывается струйка воды длиной то в метр, то больше. Вот и иду, и смотрю, и гадаю – когда в следующий раз прыснет, да далеко ли. А на что еще смотреть? Борта долины скрыты за тучами, те нас только что по голове не гладят. Водопад плохо различим за мокрой крупой - а кстати, да, еще и снег пошел. Мы же поднимаемся, все ближе и ближе к той снеговой границе.
На самом перевале задул ветер, началась пурга. Напомню – сегодня 16е августа. Перевал ИГАН идется зигзагом, от развалин базы (остались только нижние венцы балков, уже почти занесенные снегом) поворачиваешь почти обратно и идешь на седло. Ровно-ровно мордой лица в самый ветер. Ощущения вполне декабрьские за исключением того, что одежка летняя, и та насквозь промокла давно. Главный обогреватель туриста – рюкзак – спину, конечно, греет, но всему остальному от этого не легче.
А вокруг все же очень красиво. Сильный ветер оттесняет облака от перевала вверх, и становятся видны и рваные черные скалы справа от снегового языка, и глубокий скалистый каньон слева, где неслышно, заглушаемый ветром, рокочет мощный пенистый ручей, и одиночные останцы иногда выпрыгивают из облачной хмари, чтобы через секунду спрятаться опять. И холодно – жуть. Люди почему-то считают, что холодно зимой. Таки нет: в зимних походах значительно теплее, участник идет сухой, пока не вспотеет, одежды у него много. Вообще лыжные походы часто оказываются значительно комфортнее летних. Придёшь такой, маленько умотанный, вечером к лесной избушке, затопишь, изморось на потолке тает, пуховичок на стене около печки парит интенсивно, во «дворе» над сеткой с горящими дровами котелок висит, супчик варится… Эх…
Спустились к реке. Льёт. Вокруг голяк – тундра, ладно, хоть не кочкарниковая. Леший с ними, с противопожарными правилами! Затащили котелки с речной водой и горелку в двухместную палатку, разожгли. Втроём сжались в комочки по углам, чуть не голые – вся одежда комом лежит под тентом, завтра ее снова одевать… Конденсат на скате палатки парит, супчик варится. отмороженное ухо постепенно становится мягким… Как отмороженное?! А вот так: умудрился же я летом в пургу ухо отморозить. Не страшно, не впервой, привычно. Ну, облезет, делов-то.
Что поделать, не судьба нам в этом году перевал около Харнаурдыкёв пройти. Обычное дело: суровая действительность всегда безжалостно корректирует начальные планы, и обычно в сторону уменьшения достижений. Так, детские мечты стать космонавтом или водителем красочного, рычащего мусоровоза со множеством непонятных рычагов могут неожиданно воплотиться в карьеру ВУЗовского преподавателя с окладом, как у грузчика продуктового магазина. Не предусмотреть, как изменится окружающая среда с момента планирования. А потому жизнь всегда интересна, хотя и не всегда комфортна и сыта – впрочем, последнее легко поправить, потому что супчик уже сварился, и сейчас мы все вшестером залезем в соседнюю, трехместную, палатку, дабы его быстро-быстро съесть. Поход идет к концу, у молодых участников давно «яма желудка», туда суп уже не мисками, котелками заливать можно. Завтра снова мокрая тундра, болота, броды, давящая снеговая полоса поверх горной каймы. А когда-нибудь мы снова вернемся к Хадатинским озерам и пройдем этот перевал в хорошую погоду. Когда-нибудь будет всё, это точно.

https://fotki.yandex.ru/users/bkristall/album/252830/
Новая Городская газета, 7/09/2017