?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Как жить дальше?
zxenon
В последнее время в кругах спортивных туристов все настойчивее звучит в обсуждениях вопрос «что же дальше?» и его варианты. Что делать, чтобы преодолеть негативное государственное влияние на развитие любимого увлечения в стране? К чему вести спортивный туризм (СТ), какие стратегические цели разумно поставить? Какие тенденции наметились в развитии, что в них позитивного и негативного? Косвенно этот же вопрос ставит редактор «Вольного ветра», критикуя председателя московской ФСТ за неправильный выбор приоритетов в развитии крупнейшего в стране клуба. В то же время на верхнем уровне управления ФСТР подобные вопросы если и задаются, то на уровень широкого обсуждения не выносятся. Однако без понимания, к чему хотелось бы придти, невозможно планировать действия по достижению целей развития. Поэтому я решил изложить свои взгляды на этот вопрос и предложить их читателям, возможно, последнего выпуска этой замечательной газеты.
Общеизвестный цикл управления состоит из оценки достигнутого уровня, целеполагания, планирования и контроля выполнения планов. Начнем с начала, с констатации того, как изменился спортивный туризм за последнее десятилетие, и к чему это привело. В качестве наиболее существенного можно отметить следующее.
1. Изменилось общественное сознание, отношение общества к идеологии «советского» СТ. Люди перестали ценить бесплатные сервисы (в том числе, перестали понимать, как это МКК работает бесплатно); приоритет финансовых жизненных достижений затрудняет восприятие достижений не денежного характера – преодоления трудностей, не ведущих к обогащению.
1А. В частности, люди все более стремятся к «быстрым» достижениям – так уж воспитывают их нынешняя экономическая и образовательная система. Как в бизнесе стало нормальным, при появлении возможности, быстренько сделать деньги, не втягиваясь в длительное развитие производства, так и в менталитете туристов стало важнее «рвануть вершинку», чем двигаться к ней через тундры, леса и перевалы продолжительное время. То есть от оценки достижений в туризме как совокупности преодоления последовательных трудностей общество все больше отходит к оценке набора единичных пройденных локальных препятствий. Например, у водников вполне нормально смотрятся походы, где по берегу сложной реки едет автотранспорт с вещами группы.
1Б. В частности, мир помешался на создании иллюзорной безопасности. Хотя жизнь по природе своей была, есть и останется опасной, одно из проявлений растущего этатизма заключается в показательной заботе о безопасности. Следовательно, укореняется представление о том, что правильно только такое времяпровождение, когда государство вроде бы обеспечивает твою безопасность. Не ты сам, это неверно и часто наказуемо, а именно государство.
2. Пропало большинство материальных проблем, сдерживающих походы – разумеется, при наличии финансового обеспечения. Доступно любое снаряжение, питание, подробные топографические карты, средства непрерывной связи, транспортные средства. Нет проблемы все это купить – причем, «купить» здесь самое ключевое слово.
2А. В частности, не стало проблем с заброской и выброской на маршрут – в любом сколь-нибудь проходимом районе достаточно желающих оказать транспортные услуги.
2Б. В частности, пропали проблемы с ориентированием. Не надо читать местность по карте и учитывать магнитное склонение, достаточно просто посмотреть на экран GPS’а или мобильника с ОС Android со скачанной с SASGIS.ORG растровой картой.
2В. В частности, расширились возможности по транспортировке части груза группы по бездорожью зимой на снегоходах, летом на вездеходах, вдоль рек – по дорогам, что делает возможным без «колец» в маршруте обеспечить движение полуразгруженной группы. Вопрос только в наличии финансов для подобного обеспечения.
3. Государственные структуры и различные организации активно препятствуют развитию СТ. Это выражается в активизации запретительной деятельности в погранзонах, ужесточении правил перевозок багажа железнодорожным и авиационным транспортом, ужесточения и введения новых видов ответственности касательно деятельности, связанной с самостоятельной организацией походов, фактической поддержкой запретительной политики и «благотворительных» взносов за пребывание в заповедниках и ООПТ более низких уровней значения, переходом к присвоению массовых разрядов на региональном уровне, созданием проблем с помещениями некоммерческих турклубов и т.п. Например, десятилетняя пауза в присвоении высоких спортивных званий, очевидно, весьма негативно сказалась на привлекательности нашего вида спорта.
3А. В частности, детский туризм из-за нормативных ограничений и изменения менталитета населения все плотнее оседает в залах и на безопасных подготовленных дистанциях, а не в походах. Если раньше вполне нормально звучало «папа Саши сводил класс на три дня в поход», то сейчас это кажется неуместным и ненужным, притом еще и опасным в смысле административной и даже уголовной ответственности для организаторов, особенно если в организации похода задействовано образовательное учреждение. В связи с этим резко снизилась подпитка системы молодыми кадрами.
3Б. В частности, получение длительных отпусков для долгих походов в большинстве предприятий (исключая систему образования) сейчас весьма затруднено.
В целом, можно констатировать следующее. Общество сейчас значительно позитивнее воспринимает дорогой трекинг по Ликийской (или Вятской, не важно) тропе, включающий технически сложные элементы, с транспортным и потенциальным медицинским обеспечением, чем автономный поход по «дикой» местности.
С моей точки зрения, это негативно сказывается на развитии государства по следующим, широко известным причинам.

  1. Спортивный турист, привыкший действовать в отрыве от цивилизации, в природных условиях значительно лучше подготовлен для преодоления чрезвычайных ситуаций, чем ординарный гражданин. Он психически более устойчив, умеет обращаться со специальным и общим снаряжением, начиная с топора, готов применять свои компетенции на практике.

  2. Система ценностей СТ направлена не на потребление чужих услуг, а на развитие собственных возможностей, осуществление самостоятельной деятельности, взаимопомощи, в том числе волонтерской (не поддерживаемой никем материально).

  3. СТ развивает неподдельный патриотизм, потому что нельзя быть патриотом, любить то, чего не знаешь – или что видишь только из окна экскурсионного автобуса.

  4. СТ укрепляет здоровье, за счет его участников оздоровляется население страны в целом.

  5. СТ (в части пешеходного и лыжного, а также всех видов при прохождении походов невысоких категорий сложности) практически невозможен за пределами бывшего СССР и, в основном, развивается в РФ. Следовательно, без всяких запрещений и нажима люди вкладывают свои деньги в отпуск на Родине, оплачивают транспортные услуги и услуги связи, продукты и снаряжение и т.д., развивая экономику РФ.

Следовательно, полезным для государства будет повышение численности спортивных туристов в стране, несмотря на вышеперечисленные препятствия и тенденции. Учитывая современные условия, направленные на это мероприятия не должны быть затратными для государства, не должны нарушать законы и вызывать подозрения в экстремистской и антигосударственной направленности. С моей точки зрения, можно выделить три направления деятельности, ведущие к достижению цели:

  1. Мероприятия, связанные с повышением привлекательности СТ для граждан (как вида спорта и как общественного движения).

  2. Мероприятия, связанные с повышением оценки СТ государственными органами и учреждениями, коммерческими и некоммерческими организациями.

  3. Мероприятия, связанные с правомерным преодолением негативного влияния отдельных законов или подзаконных актов на развитие СТ.

Подчеркну, что речь идет о массовом спортивном туризме, а не только о спорте высших достижений. Последний невозможно долго сохранять и поддерживать, если нет массового увлечения походами начальных категорий сложности. Возвращение присвоения мастеров спорта пока не слишком-то повлияло на наполняемость чемпионата России – по причинам, указанным выше. То же относится к разовой или периодической поддержке высших органов управления ФСТР, оказываемой новым Президентом. Она полезна именно органам управления, но вряд ли приносит существенную пользу движению в целом. На мой взгляд, напротив, такая меценатская помощь еще усугубит имеющуюся тенденцию к обособлению руководства от движения. Об этом говорит, например, наполняемость зала на Волочаевской, где проходят всероссийские мероприятия: она год от года падает.
Итак, повышение привлекательности для граждан, увы, в настоящее время возможно только за счет финансовой привлекательности. Воспитание гордости за нематериальные достижения в сфере спорта сейчас и звучит-то достаточно фантастично, не говоря о возможности осуществления. Предпринятые в свое время попытки договориться с производителями оборудования о скидках членам ТССР (делающим взносы в казну Союза), кажется, дальше попыток не пошли, так как конфликтуют со вторым указанным выше направлением. Основные материальные затраты группа сейчас несет на транспорте и оплате «благотворительных взносов» или платежей в ООПТ. В то же время РЖД, основной перевозчик туристов, год от года делает более строгими условия транспортировки грузов. Поэтому результативными (пусть и несколько фантастическими) представляются следующие мероприятия первого направления:
1А. Отмена или существенное снижение платежей за ООПТ при прохождении маршрута, зарегистрированного ФСТР. ООПТ вообще-то создаются для запрещения хозяйственной деятельности, а не спортивных мероприятий. Доход ООПТ от «взносов» оседает в карманах работников, а не государства, и вряд ли заметен в государственном масштабе. Аналогичную проблему с регистрацией байдарок в МЧС в свое время удалось решить, как только был правильно поставлен вопрос – а насколько регистрация через ГИМС обогащает государство.
1Б. Принятие особых правил перевозки в вагонах РЖД спортивно-туристического инвентаря группой, зарегистрированной ФСТР. Этот вопрос можно решать совместно с другими спортивными федерациями – не только же туристы возят громоздкий ценный багах. Отдельно стоит вопрос разрешения перевозки газа в баллончиках, купленных в магазинах – совершенно непонятно, почему их производители не пытаются расширить рынок сбыта борьбой за право использовать газ там, где это удобно спортивным туристам. В результате они проигрывают мультитопливным горелкам и бензину (нефрасу).
1В. Принятие особых правил получения пропусков в обширные российские погранзоны на основании регистрации группы в ФСТР. В старых правилах ФСБ было разрешение для допуска в погранзону на основании командировочного удостоверения, но маршрутные книжки к ним в этом смысле не приравнивались.
Особо выделю, что в каждом случае речь идет о регистрации спортивного мероприятия на уровне российской федерации. Таким образом, очевидна важность маршрутно-квалификационных комиссий (МКК) для сохранения и развития СТ. Несколько лет назад, будучи членом президиума ТССР, я предлагал упорядочить электронное общение с МКК; выдвинуть их ближе к «первому плану» по важности, так как именно МКК, а не федерации, работают на походы, их проведение и оценку; модернизировать маршрутные документы и положение об МКК. Но поддержки эти инициативы не получили. В частности, категорично провозглашалось, что если региональная ФСТ не платит взносов в ТССР, то полномочия МКК этого региона не выдаются. На мой взгляд, это правильно тактически, но не стратегически. Спортивный туризм, обладающий теми полезными качествами, что перечислены выше – это именно походы. Дистанции это обычный неолимпийский спорт, шоу, физическое развитие – но не патриотизм, не здоровье, не внецивилизационная компетентность. Перетока кадров из дистанций в маршруты практически нет. «Дистантник» не способен организовать и провести поход; «маршрутники», как правило, если захотят, то на среднем уровне способны проходить дистанцию или оборудовать этап. Нынешняя тенденция раскола ФСТР с собственным комитетом по дистанциям подчеркивает, что вряд ли можно ожидать помощь и поддержку в развитии походов от адептов дистанций. Поэтому все перечисленные выше меры поддержки и развития МКК представляются мне актуальными:
а) пересмотр архаичного положения об МКК;
б) в том числе, замена «Маршрутной книжки», нерациональной и неудобной в заполнении, «Свидетельством о (государственной или федеральной) регистрации спортивного мероприятия» на одной страничке;
в) в том числе, переход к заявительному (а не разрешительному) принципу деятельности МКК;
г) всероссийская автоматизация деятельности МКК путем создания единого сайта; заодно решится проблема «табло чемпионатов»;
д) модернизация иерархии МКК независимо от иерархии федераций, обеспечение их централизованной методической поддержкой и контролем деятельности, повышением квалификации и т.п.
Все эти мероприятия могут быть отнесены к третьему направлению деятельности – ведь внутри ТССР (ФСТР) достаточно локальных нормативных актов, затрудняющих проведение походов, и необходимо их актуализировать с учетом тех изменений в обществе, которые перечислены выше. Кстати, одним из изменений может быть взымание платы в ФСТР за федеральную регистрацию спортивного мероприятия. Если речь будет идти о 50…100 руб. с человека, на мой взгляд, это даже повысит общественную оценку деятельности МКК, если, конечно, эта регистрация будет чем-то полезна туристам.
Кроме того, в этом же направлении важным представляется преодоление препятствий, поставленных государством перед развитием детского походного туризма. Эти ограничения интегрированы в деятельность учреждений дополнительного образования, и в жизнь их вынужденно претворяют руководители и педагоги этих учреждений. В то же время, например, студенческие турклубы подобными ограничениями не связаны. Так как общество, в целом, привыкло, что все вокруг должно быть платно, вполне нормальной кажется идея широкого привлечения в ВУЗовские турклубы, работающие на принципах самофинансирования, старших школьников. Разумеется, такая работа, держащаяся на волонтерстве и энтузиазме, должна активно поддерживаться с уровня управления ФСТР.
Сложнее с повышением общественной оценки СТ (второе направление). Пиар и продвижение информации в СМИ, к сожалению, требуют больших средств. Поэтому более приемлемыми представляются действия по «внедрению» СТ в образовательный процесс, в продвигаемую правительством систему ГТО, в программы подготовки призывников и т.п. То есть необходимо искать политические ресурсы для продвижения идей СТ в обществе. Вот здесь бы появились и деньги, и ставки, и люди, но на мой взгляд, такой поворот событий даже более фантастичен, чем отмена поборов в заповедниках, потому что там, где пахнет деньгами, появляется очень много, слишком много заинтересованных людей с административным ресурсом.
Пять лет назад, формулируя для себя перспективную программу развития СТ, я сформулировал следующее:

  1. Движение должно расширяться.

  2. Движение должно заниматься подготовкой своих кадров.

  3. Движение должно быть полезным своим участникам.

  4. Движение должно управляться своими участниками.

  5. Движение не должно существовать за счет членских взносов.

По истечении прошедшего времени не вижу в этом существенных ошибок. Надо бы, чтобы в каждом городе от 50 тысяч населения и больше была МКК. Надо бы, чтобы СЮТуры готовили туристов, а не подростков, способных завязать узел или выехать на турслет; а инструкторами СТ должны считаться не те, кто прошел школу, а те, кто могут научить других туристов. Надо бы, чтобы ФСТР на федеральном уровне делала попытки решать проблемы походников. Надо бы знать в регионах тех людей, на которых держится СТ, и не просто давать им возможность высказать свое мнение о состоянии дел, направлении развития и технологиях решения задач, у них надо уважительно и регулярно спрашивать о взгляде на вещи. Это не подрыв демократического централизма, как может показаться, и не ограничение власти Съезда и Совета – ее никто не отнимает. Но на местах именно эти люди определяют отношение больших человеческих масс к туризму вообще и правилам игры ФСТР в частности. Надо бы научиться существовать не на взносы федераций и меценатской помощи, а на проведении научных конференций, издательской деятельности, продаже атрибутики и бланков «федеральной регистрации спортивных мероприятий», то есть идти более сложным, но более перспективным путем.
Надо бы.
Однако, пока приходится констатировать стагнацию и сворачивание той части СТ, которая занимается походами, и это печально и неправильно. Вопрос – будут ли лет через пятьдесят проводиться по территории России спортивные походы, важные и полезные для людей и государства – пока остается открытым.

Опубликовано в "Вольном ветре" №130, 2016.