Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Перевал Солнечный

За день, натаскавшись с тяжелым рюкзаком по тропам, осыпям и болотам, турист устаёт так, что, казалось бы, должен ночью спать без задних ног. Как убитый камнем в каску.
Это правило. А из правил всегда бывают исключения. Не все ночи одинаково спокойны. В Турции, в полном жизни лесу под Мендересом, нас как-то ночью чуть не съели – кто именно, выяснить, к счастью, не удалось. На Приполярном Урале в дно палатки всю ночь долбился обезумевший лемминг, до глубины души пораженный этакой затычкой в его норку. Но самая беспокойная ночь, пожалуй, была в 2008-м году на леднике Удачный.
Год вообще был неблагоприятен для походов на Алтае. Было жарко, на всех ледниках перетаял покрывающий их снег, и сами ледники укоротились, подтаяли. Сильно трясло – буквально через неделю после нашего похода в Катунском хребте от земных толчков прошли сильные камнепады, разумеется, с летальными исходами. А главное, все снежные перевалы, удобные и уютные для прохождения, стали ледяными. Ночью вода в трещинках подмерзает, расширяется и потихоньку отрывает кусок скалы. Утром солнышко пригревает, лед тает, и камень – хоть с песчинку, хоть с дом – весело и шумно отправляется вниз. Маленькие камушки радушно приглашают за собой большие. На гладком льду их скорость достигает сотен километров в час, так что, даже выкатившись на пологое тело ледника, они долго еще буровят лед… и провоцируют в нем разломы и трещины.
[Spoiler (click to open)]С Удачного на Софийский ледник ведет единственный сравнительно несложный перевал – Солнечный. Ну, как несложный – по классификации он 2А, то есть требует провесить 3-5 веревок на подъем и на спуск. Теоретически. Я видел отчеты, где заснеженный Солнечный проходили без напряжения, чуть ли не без веревок вообще. Тут главное пораньше начать, этак часа в 4 ночи проснуться, и до солнышка еще начать бить ступени да прикапывать «якоря» из ледорубов для крепления перил на снегу. А и начнет таять, так всякая мелочь легко упокоится в глубоком снегу склона; крупные камни все же не так часто сходят.
10 августа 2008 года перевал Солнечный грохотал всю ночь, как поминальный артиллерийский салют на похоронах фельдмаршала. Вечером, подойдя к нему на безопасное расстояние, мы поняли, что дело плохо. Перевальный взлет полностью очистился от снега, стоял серой ледяной стеной, глубоко врезанной между неприступными скалами. Эти-то скалы и сыпались и день, и ночь, а по гладкому льду камни шли быстро и непредсказуемо. Идти перевал жутко не хотелось, потому что в таких условиях это даже не «русская рулетка», точно проще закрасить будет, чем отскоблить. А другого перевала на Софийский, где лежат наши продукты на оставшуюся часть маршрута – нет. Через низ, если спускаться в долины и подниматься снова, это несколько дней потребуется.
Что же делать? Лежим, думаем. Если пойти (тут с левой стенки – грох!), мало не покажется. Если вниз (тут с правой стенки – бубух, бах, тарарах!), тоже мало не покажется, потому что много высоты терять. Если же (тресь, хрусь, неприятный скрип разъезжающегося ледника под палаткой)…
Утром через рантклюфт подошли под взлет. Так и есть – сыпет по нему, как картошка по рештаку на овощной базе. Когда интенсивность на пару минут ослабевает, успеваем продвинуться вперед и всей толпой «залечь» за очередной большой камень. Ждем, пока не перестанут щелкать по нему камушки, маленькие и не очень, и – к следующему. Так перебежками добрались до левого нижнего угла взлета, и всё. Взлёт-то небольшой, метров сто пятьдесят, но на него точно не сунешься. Придется идти по скалам, левее и выше льда, чтобы всё неприятное проносилось под нами.
Я сбился со счета, сколько мы там веревок навесили. Невероятно много. «Навесить перила» это значит кому-то одному пройти без страховки, по скальным уступчикам, вытягивая веревку и закладывая ее за выступы (если таковые обнаружатся). Для перовопроходимца веревка страховкой не является – если упадешь, «маятником» пролетишь на всю ее длину, то есть несколько десятков метров, постепенно размазываясь по скалам ниже. Падать, то есть, противопоказано. Когда веревка закреплена спереди, держась за нее, по одному начинают проходить остальные туристы. Последний снимает веревку, а в это время первый уже вешает следующую…
К середине подъема скалы пошли такие, что и здесь стало никак не пройти. Юра полез было вешать следующую веревку, взялся за камушек размером с комнату, а он зашатался и захрустел, и не обойдешь его. Что ж, внизу уже не так стреляет, камни на этой высоте идут, в основном, по правому борту ледника. Попробуем по льду.
Спустился, закрепил нижний конец и начал на кошках подниматься, затаскивая верхний. Плохо очень: ледник сильно заморенен, покрыт мелкими камушками. Во-первых, кошки на них не очень-то держат, во-вторых, если сорвешься, то 40 метров до закрепления веревки и еще 40 будешь ехать, как по шкурке, одни уши останутся. Значит, просто не надо срываться. Был я, наверное, похож на кота на лотке: сначала несколько царапающих движений ногой, чтобы соскрести камни, потом впечатываешь передние зубы кошки в лед, осторожно нагружаешь, перехватываешься ледорубом… Размотал всю веревку, а до осыпи еще метров десять. Всего-то десять? Нет, целых десять…
Полгруппы собралось у моего ледобура и дружненько, гроздью бегало из стороны в сторону, уворачиваясь от камней. Юра внизу, неторопливо и качественно, готовил следующую веревку. Как-то так получилось, что и все «железо», то есть ледобуры с карабинами, и веревки оседали на нем. Мы матерились в рацию, но на том наши возможности и заканчивались: без веревки по крутому льду перебегать на осыпь это верный путь на тот свет. И в этот довольно напряженный момент скала, потроганная раньше, решила-таки отправиться вниз. С жутким хрустом выломалась из склона, рухнула на лед рядом с нижней половиной группы и пошла, и пошла…
Повезло им несказанно – задело только краешком, и задело по рюкзаку Кирилла, который прикрыл и его, и сидящую рядом Аню. Закрепленный на боку рюкзака ледоруб изрядно согнуло, зато сами целы остались. Тут уж мы в рацию таких слов изобрели, что минут через пять веревка оказалась у нас, и я метнулся ее провешивать.
Вылезаем на седло перевала, Аня смотрит такая вниз и радуется: «О, так Софийский-то недалеко совсем, вот он!» Ага, недалеко… смотрю карту – а нам больше восьмисот метров спуска…
И ладно бы по-человечески спускаться, ножками, так нет. По нижней части желоба из соседней долины раз в 5-15 минут вылетает примерно вагон камня и с рёвом проносится вниз. Опять по стенкам, опять с веревками. Опять вопль «Камень!!», и кого где застигло, там тот и залег, вслушиваясь – просвистело ли? У всех ли?..
В полной темноте подошли к последней узости, которую вообще никак не миновать. «Вагоны» камня теперь проносились с иллюминацией, вспыхивая яркими искрами, как от кремня в зажигалке. Что делать – дождались очередного схода и вслед за ним побежали, как могли. Вышли из узости, бегом-бегом рванули вправо по леднику, в сторону. Через пару минут сзади хрястнуло, засияло, задрожало: очередной камнепад вынесся на ледниковое тело.
Палатку ставили на ощупь, ровно – не ровно, какая разница, лишь бы подальше от всех камнеопасных стен. И опять спали нервно и трепетно, предвкушая завтрашний спуск с ледника.
Но это уже совсем другая история.


Новая городская газета 6/07/2017
https://fotki.yandex.ru/users/bkristall/album/251849/